Популярные Статьи

  • Казанский собор - почему стоит боком к Невскому проспекту?

    Самый известный храм Петербурга, а сегодня кафедральный, Казанский собор долгое время был местом хранения одной из главных святынь русской церкви – иконы Казанской Божией Матери. По легенде она была обретена в Казани в 16-м веке.

    Под покровительством этой иконы Минин и Пожарский вели ополчение против польских интервентов, а с воцарением на русском престоле династии Романовых в 1613 году икона становится семейной реликвией царского дома. Новый российский праздник - День единения 4 ноября, не что иное, как Осенняя Казанская - день, официально считавшийся праздничным и до революции.

    Петр I распорядился перевезти список иконы Казанской Божией Матери из Москвы (где она хранилась в одноименном храме на Красной площади) в северную столицу. В 1737 году, в царствование Анны Иоанновны, для иконы возведена Церковь Рождества Богородицы, она находилась на месте нынешнего фонтана. Спустя полвека уже Павел I распорядился заменить обветшавшую к этому времени церковь. Александр Сергеевич Строганов, вблизи владений которого строился храм, протежировал своего бывшего крепостного Андрея Воронихина, получившего европейское образование и рано проявившего незаурядный архитектурный талант.

    Поговаривали, что Воронихин был незаконнорожденным сыном Строганова. Впрочем, не надо быть профессионалом-физиономистом, чтобы, взглянув на портреты мецената и архитектора, не заметить поразительное сходство.

    Павел I относительно облика будущего храма, который должен был стать кафедральным собором (то есть главным собором столицы), распорядился, чтобы он напоминал Собор Святого Петра в Ватикане.

    Казанский собор действительно похож на римский прототип огромной колоннадой. Хотя если в «первоисточнике» колоннада замыкает площадь, то колоннада Казанского собора раскрывается к Невскому. С помощью колоннады Воронихин решил проблему, встававшую перед всеми строителями храмов на Невском...

    Проспект тянется с запада на восток, точно так же организуется и пространство христианского храма: на западе вход, на востоке – алтарь. Потому культовые сооружения вынуждены стоять боком. Воронихинская же колоннада сделала северную (боковую) часть лицевой, парадной. К слову, с юга собор должна была украшать такая же колоннада, однако проект Воронихина так и не был доведен до конца.

    Храм до сих пор незакончен и с северной стороны: ощущение недостроенности вызывают два пьедестала по бокам колоннады. До 1824 года на них стояли гипсовые скульптуры ангелов, которые должны были быть заменены бронзовыми. Но этого так и не произошло.

    Питерская легенда гласит, что ангелы появятся только когда северная столица обретет настоящего - мудрого и хозяйственного - градоначальника. Интересно, что все градоначальники знали об этой легенде, но до сих пор никто так из них и не решился очень просто и недорого (за государственный счет!) войти в историю.

    Начатый в 1801 году, Казанский собор был в целом достроен много лет спустя после смерти Павла I, в 1811 году. Храм невольно стал памятником победе в Отечественной войне 1812-го года. Через год после окончания войны в соборе был захоронен фельдмаршал Кутузов, умерший в прусском городе Бунцлау. В 1837 году по проекту скульптора Орловского на площади появились статуи полководцев Кутузова и Барклая-де-Толли.

     

    https://zen.yandex.ru/media/oranela/pochemu-glavnyi-hram-peterburga-vyhodit-bokom-na-nevskii-5f6df5e2df292d110958b06b

     

    Подробнее
  • «Поголовно враги народа»: за что расстреляли руководство Ленинграда

    1 октября 1950 года были расстреляны глава Госплана СССР и член Политбюро ЦК ВКП(б) Николай Вознесенский, секретарь ЦК ВКП(б) Алексей Кузнецов, первый секретарь Ленинградского обкома и горкома Петр Попков и другие высокопоставленные функционеры, в разные годы занимавшие высшие посты в партийной организации Ленинграда и входившие в окружение умершего к тому моменту экс-руководителя города Андрея Жданова. Всех их обвинили в попытке создать параллельный Москве центр власти в СССР. Это была кульминация «Ленинградского дела», но судебные процессы только набирали оборот.

    1 октября 1950 года были расстреляны шесть фигурантов так называемого «Ленинградского дела» — высокопоставленные чиновники ленинградской партийной организации, входившие в окружение одного из руководителей СССР Андрея Жданова, в течение 11 лет после убийства Сергея Кирова возглавлявшего Ленинградский обком и горком ВКП(б). Сам Жданов умер от инфаркта 31 августа 1948 года в возрасте 52 лет — это событие легло в основу «Дела врачей», когда видных советских медиков подвергли репрессиям из-за якобы подстроенного ими убийства ряда первых лиц страны.

    Под «Ленинградским делом» обычно подразумевают серию судебных процессов против городских и областных партийных работников разного уровня. Параллельно центральная власть стремилась расправиться с учеными и представителями творческой интеллигенции Ленинграда.

    Сотни книг и брошюр были запрещены и изъяты из библиотек.

    Наиболее известен первый процесс, по которому проходили настоящие политические тяжеловесы, — «наследовавший» Жданову в обкоме и горкоме Алексей Кузнецов, позже поднявшийся до секретаря ЦК ВКП(б), сменивший его на обоих постах Петр Попков, заместитель председателя Совета министров СССР, глава Госплана и член Политбюро Николай Вознесенский, который еще во время войны был первым замом Иосифа Сталина в советском правительстве и членом Государственного комитета обороны (ГКО), а также второй секретарь Ленинградского горкома ВКП(б) Яков Капустин, председатель Ленгорисполкома Петр Лазутин и председатель Совета министров РСФСР Михаил Родионов, не имевший прямого отношения к Ленинграду.

    Особенно выделялись в этом списке Кузнецов и Вознесенский, которых наряду с Николаем Булганиным прочили в преемники Сталину. Причем Вознесенский, согласно многолетнему министру сельского хозяйства СССР Ивану Бенедиктову, и вовсе считался любимцем вождя.

    Положительные воспоминания о Вознесенском оставил маршал Александр Василевский: по его словам, мнение председателя Госплана СССР часто являлось самым авторитетным и решающим.

    «Его отличало не только глубокое знание народного хозяйства, но и постоянная целеустремленность, заряженность на работу. Он любил работать много и не уставал от дела. Николай Алексеевич обладал колоссальной энергией. Когда не позвонишь, неизменно найдешь работающим. Вознесенский являлся и сильным организатором: если поручалась какая-то задача, можно быть уверенным в том, что она будет решена. И еще запомнился он как человек — обаятельный, доступный, благожелательный. Он был цельной и яркой натурой», — отмечал Василевский в своих мемуарах «Дело всей жизни».

    В свою очередь, генерал-лейтенант Кузнецов проявил себя в период блокады Ленинграда, работая тогда вторым секретарем после Жданова, которого начало войны застало в отпуске в Сочи.

    Сын Кузнецова Валерий в 2016 году рассказывал в интервью: «Летом 1941 года отец занимался буквально всем: строительством оборонных полос на Лужском рубеже, эвакуацией предприятий и населения, подбором военных кадров. Ни один вопрос жизни города, жизни гражданского населения не решался без отца. Дорога жизни тоже строилась под его непосредственным контролем. Сталин звонил напрямую отцу, демонстрировал особое расположение. К примеру, он практически ко всем обращался на «вы», но к отцу — на «ты». Даже как-то удостоил личного поощрения — написал собственноручно: «Алексей, вся надежда на тебя. Родина тебя не забудет».

    С многих материалов по «Ленинградскому делу» до сих пор не снята секретность – поэтому предпосылки и обстоятельства репрессий против этих людей, по большому счету, остаются не выясненными до конца. Ленинградцев обвинили в намерении создать Компартию РСФСР: Сталин якобы усматривал в такой инициативе попытку создать конкуренцию центральному партийному руководству и сильно разозлился на своих недавних фаворитов. В то же время партии союзных республик, на его взгляд, такой угрозы не таили.

    Кроме того, поводом к расправе над бывшими соратниками Жданова могли стать хозяйственные и имущественные преступления, а также дисциплинарные проступки руководства Ленинграда. Считается, что с оставшимися без своего покровителя и старшего товарища ленинградцами хотела расправиться группа, сформировавшаяся вокруг членов Политбюро ЦК ВКП(б) Георгия Маленкова и Лаврентия Берии. Они стремились расширить свое влияние на фоне старения Сталина – и конкуренция за политический Олимп с амбициозными соперниками в их планы не входила.

    Эту тему развивал в своих мемуарах управляющий делами Совмина СССР в 1964-1989 годах Михаил Смиртюков, в 1950-м работавший в секретариате советского правительства.

    «Большую власть Берия с Маленковым получили не сразу, — констатировал Смиртюков. — Вскоре после войны их оттеснили от Сталина руководители нового поколения — «ленинградцы» — Вознесенский и другие… Но вскоре они отыгрались. Заместитель председателя Госснаба Михаил Помазнев написал письмо в Совет министров о том, что председатель Госплана Вознесенский закладывает в годовые планы заниженные показатели. Для проверки письма была создана комиссия во главе с Маленковым и Берией. Они подтянули к своему расследованию историю с подготовкой в Ленинграде Всероссийской ярмарки, которую руководители города и РСФСР просили курировать Вознесенского. И все это представили как проявление сепаратизма. И получилось, что недруги Маленкова и Берии поголовно враги народа».

    Всероссийская оптовая ярмарка во исполнение постановления бюро Совмина «О мероприятиях по улучшению торговли» проводилась с 10 по 20 января 1949 года. В ней приняли участие торговые организации союзных республик. В разгар работы ярмарки Родионов в письменном виде направил соответствующую информацию Маленкову. Уже 15 февраля Политбюро ЦК ВКП(б) выпустило постановление «Об антипартийных действиях члена ЦК Кузнецова и кандидатов в члены ЦК Родионова и Попкова». Всех троих немедленно сняли с занимаемых постов. Поводом для отставки Вознесенского послужила упомянутая Смиртюковым докладная записка заместителя Помазнева.

    Тем не менее в течение нескольких месяцев отставники оставались на свободе. Аресты начались в июле 1949 года. МГБ СССР под руководством Виктора Абакумова обвинило ленинградцев в контрреволюционной деятельности. За Вознесенским пришли 27 декабря того же года. Очевидно, по команде с самого верха сотрудники госбезопасности стремились доказать, что в Ленинграде существует организованная группа руководителей, вставшая на путь закулисных комбинаций, направленных против центрального руководства. Арестованных жестоко пытали. Непосредственное участие в процедуре допросов наряду со следователями МГБ принимали Маленков, Берия и Булганин.

    Специально для физического уничтожения ленинградских функционеров была возвращена отмененная в 1947 году смертная казнь.

    Судебный процесс состоялся 29-30 сентября 1950 года в здании Ленинградского окружного Дома офицеров на Литейном проспекте. Приговор был оглашен в 1 час ночи 1 октября, а уже в 2:00 Вознесенского, Кузнецова, Родионова, Попкова, Капустина и Лазутина вывели на расстрел. Их прах тайно захоронили на Левашовской пустоши под Ленинградом. Еще нескольких человек осудили к длительным срокам заключения.

    После расправы над «лидерами заговора» начались процессы над функционерами следующего уровня. Так, в конце октября по обвинению в измене Родине, участии в контрреволюционной организации и антисоветской агитации казнили старшего брата Вознесенского, известного советского экономиста и министра просвещения РСФСР Александра Вознесенского, а также их сестру, первого секретаря Куйбышевского райкома ВКП(б) Марию. По данным министра внутренних дел СССР Сергея Круглова, всего по «Ленинградскому делу» было осуждено 214 человек – 69 основных обвиняемых и 145 их близких и дальних родственников. Два человека умерли в тюрьме, смертные приговоры получили 26. Разгром был учинен в Ленинградском университете, Ленинградском филиале Музея Ленина, Ленинградском музее революции и Музее обороны Ленинграда.

    Допросы и аресты членов семей обвиняемых начались в том же октябре 1950-го. У некоторых приговоренных к расстрелу ленинградцев – например, у секретаря Ленинградского обкома Георгия Бадаева и секретаря Ленинградского горисполкома Алексея Бубнова – в ссылку отправили престарелых родителей. Репрессии по этому делу не стихли и в 1951-1952 годах.

    Как вспоминал сын Кузнецова Валерий, его вместе с родственниками спас влиятельный член Политбюро ЦК ВКП(б) Анастас Микоян.

    «У меня были две сестры. Старшая была замужем за младшим сыном Микояна. И вот Анастас Иванович предупредил, что надо мной нависла угроза. И уже есть решение о моей депортации. Он предупредил мою сестру и зятя, и меня просто с улицы сняли. Всех моих сверстников — детей руководителей Ленинграда — уже сослали в колонии. Когда рядом остановилась черная машина и меня взяли за руки, я даже не сопротивлялся. Я был уже готов к худшему, думал, меня везут туда же. А меня отвезли к Микоянам на дачу, где я провел почти год: мне не разрешали даже выходить из дома, я пропустил год школы», — рассказывал он.

    Уже через год после смерти Сталина, 30 апреля 1954-го, Верховный суд СССР пересмотрел «Ленинградское дело» и реабилитировал всех фигурантов. Новая официальная трактовка событий гласила, что Абакумов и его люди «добились вымышленных показаний арестованных о создании якобы ими заговора» посредством избиений и угроз.

    Летом 1957 года первый секретарь Ленинградского обкома, ближайший соратник Никиты Хрущева и член Президиума ЦК КПСС Фрол Козлов заявил на Пленуме ЦК о событиях начала 1950-х: «Десятки тысяч ни в чем неповинных людей тогда выслали из Ленинграда в ссылки, в тюрьмы, и на расстрел пошли многие из них, многие из них погибли. Десятки тысяч ни в чем неповинных людей отправляли эшелонами».

     

    https://www.gazeta.ru/science/2020/09/30_a_13274485.shtml

    Подробнее
  • Мифы Петербургского метро

    Вероятно, один из первых мифов о ленинградской подземке родился в момент её открытия. Ведь тогда, многие старики, родившиеся задолго до открытия первых станций, очень боялись спускаться в метро, считая, что там, в глубине тоннелей, обитают, конечно же, черти. И передавали свои опасения своим внукам. Но это, наверное, один из самых безобидных мифов, который со временем изжил себя.

    Послевоенные времена были неспокойными, а пришедшая затем холодная война и угроза горячей ядерной мировой войны тоже рождали свои мифы. Эти мифы говорили о том, что в метро хранятся огромные стратегические запасы продовольствия и прочих жизненно важных вещей. Но даже не абы где, а даже прямо на станциях. Помню, ещё мой папа говорил, что за закрытыми техническими дверьми хранятся именно эти запасы. А подземные ходы ведут к настоящим подземным городам и стратегическим объектам.

    Одним из таких секретных объектов, о котором конечно все говорили, был подземный город в районе между станциями «Московская» и «Звёздная». Именно поэтому там так долго между ними идет поезд. Да и ещё одна довольно общеизвестная байка времен холодной войны гласила, что в случае объявления воздушной тревоги при ядерной бомбардировке, до ближайшей станции метро нужно было добежать за 10 минут, чтобы укрыться в её глубинах. Ведь именно через 10 минут герметичные двери метрополитена закроются и туда больше будет не попасть. Всегда про это я размышлял, когда видел подобные двери или что-то похожие на них механизмы, когда в детстве катался в подземке.

    Но в случае войны нашей стране всегда было чем ответить, ведь вентиляционные шахты метро, которые выходят на поверхность улиц Ленинграда, это ни что иное, как шахты пусковых установок ядерных межконтинентальных ракет. А загружали ракеты в шахты, конечно же ночью, ну, разумеется, чтобы никто не догадался.

    Ну а на крайний случай, у нас были предусмотрены шлюзы, при открытии которых всю нашу подземку можно было затопить. Правда, это самый непонятный миф, просто непонятно, как он мог родиться в городе, который не сдался врагу.

    Времена изменились, изменились и мифы и байки о метро. Например, после появления станций закрытого типа (как-бы горизонтальный лифт) появилось утверждение, что эти двери ничто иное, как герметичные механизмы-затворы, которые спасут нас в случае затопления станций. Правда даже человеку с не очень хорошим зрением видно, что эти двери совершенно негерметичны, и потоки воздуха от приближающегося состава должны были развеять эту байку.

    Но не тут то было. И вдруг нагрянули новые времена, тотальной гласности и правды, которая лилась на нас изо всех источников, и чем нелепее была эта самая «правда», тем больше ей верили и тиражировали в СМИ.

    Оказалось, что метрополитен наводнен гигантскими крысами (и прочими гадами) и на ночь станции закрываются именно для борьбы с этой напастью. И в случае, если вы слышите, что машинист подает сигнал, это естественно, сигнал для того, чтобы напугать подземных обитателей. А вот тоннели прорывали вовсе не специальные машины, а гигантские черви. Никто не сомневался, что по линиям курсируют поезда-призраки, которые перевозят души погибших в подземке пассажиров и работников метро. Конечно, были и свои призраки типа «черный метростроевец», который сталкивал людей на рельсы или с эскалатора.

    Жути добавляли и станции призраки. Например, строящаяся станция метро «Адмиралтейская», которую поезда проходили без остановки, вызывала много вопросов и пересудов. 14 лет подряд пассажиры видели странную картину: пустая платформа, ни остановки, ни людей, ни отделки. Жуткое зрелище.

    А знаменитый размыв, который произошел в 1995 году на перегоне между станциями метро «Лесная» и «Площадь Мужества» связан с появлением НЛО в виде красного шара у входа в метро станции «Академическая». По одной версии пришельцы хотели предупредить нас, по второй послужили причиной бедствия.

    Но вновь времена изменились и появились новые байки. Одна из них пыталась объяснить почему у нас в городе очень медленно открывались новые станции. А причиной было некое ограничение на количество станции подземки, достигнув которого наше метро полностью уйдет под воду.

    Ну и полная противоположность, когда муссировались слухи о скором открытии новых станций в различных растущих районах города. Есть вероятность, что такие мифы распространяли риэлторы, которые хотели поднять стоимость жилья в новостройках. Чем ближе к метро, тем дороже конечно стоит недвижимость.

    Одна из баек гласит, что первая ветка метро была открыта ещё при царе Николае-II в 1915 году, только потом была затоплена. Но, это уже совершенно другая история, и она требует отдельного повествования. 

    Такие вот дела. Какие только слухи не рождаются вокруг, и ведь многие им верят. А какие слухи и мифы, связанные с подземкой, знаете Вы? Поделитесь в комментариях, это очень интересно.

    https://zen.yandex.ru/media/technoenot/mify-leningradskogopeterburgskogo-metro-5fb18cd28d19932be15ce12a

     

    Подробнее
  • МИФ ПЛОХОЙ ПОЧВЫ И СКВЕРНОГО КЛИМАТА

    Еще один классический миф — про плохой, вредный для человека климат Петербурга. Вообще-то достаточно посмотреть на огромные дубы и липы в этом городе, чтобы удостовериться в обратном. Да и современный опыт огородничества на территории Петербурга вовсе не убеждает в плохом климате и бедности почв.

     

    Да и с чего может быть бедной, малоурожайной почва в пойме реки? Там, где река каждый год приносит и откладывает ил, и сама поливает землю во время разлива? Если бы это было так, пришлось бы признать — Нева совершенно уникальна! Это единственная река, в пойме которой земля хуже, чем на окружающих высотах.

     

    Острова, составляемые протоками Невы при ее устье, новгородцы называли «Фомени» — от финского слова tamminem — то есть «дубовый». Видимо, дубов было мало на бедных почвах Карельского перешейка, и на финнов производили большое впечатление огромные дубы, росшие на богатых и хорошо увлажненных почвах островов и поймы Невы.

     

    В книгах 1587 года упомянуты 35 обж, то есть примерно 525 десятин пахотной земли «на Фоменях».

     

    В более поздние времена пойменные участки долины Невы входили в погост Спасский и составляли округ города Орешка.

    Военные поселения и крепости — их можно было возводить где угодно. Но уж крестьяне никогда не селились там, где трудно кормиться сельским хозяйством. На территории же Петербурга находились русские деревни: Сабирино, Одиново, Кухарево, Максимово Волково, Купчино. В районе Смольного располагалось большое село Спасское. В устье Фонтанки — финская деревня Каллила, превращенная потом в русскую Калинкино. На месте Адмиралтейства была шведская деревня, а на месте будущего Инженерного замка — мыза майора Канау. При мызе был обширный ухоженный сад с множеством фруктовых деревьев. Именно этот сад Петр превратил в Летний сад.

     

    Уже этих фактов вполне достаточно, чтобы опровергнуть нелепый миф.

     

    Позволю себе одно маленькое наблюдение из семейной истории. В Ботаническом саду Ленинграда в 1944 году, после снятия блокады, оставалось 1 (одно) дерево. Это я знаю совершенно точно потому, что мой дядя, Александр Александрович Федоров, как раз в этом году стал заведующим Ботаническим садом. Соответствующие рассказы о том, как собирали руками, вытаскивали из земли металл — осколки бомб и снарядов, как распахивали землю, привозили навоз и назем, я слышал тысячу раз.

     

    И всем, склонным рассуждать о плохом климате в Петербурге, душевно советую — пойдите, посмотрите на деревья в 30 метров высоты, шумящие сейчас в Ботаническом саду, на его роскошную растительность. Что, почвы бедные?! Климат плохой?!

     

    Еще одно ма-аленькое наблюдение, на этот раз наблюдение сибиряка. Помнится, в 1985—1987 годах я часто бывал в Петербурге в разное время года и сделал множество слайдов. Я показывал их в Красноярске разным людям, и в том числе одной даме, к которой жизнь была не особенно ласкова. Среди всего прочего, она никогда не выезжала из Сибири. И хорошо помню ее изумление:

    —  Как, эти деревья сняты в середине мая?! Не может быть!

    —  Почему?

    —  Так листва же не прозрачная, совсем летняя это листва...

    И снова недоверие, удивление, при виде роскошной зеленой травы под ноябрьским снегом.

    —  Это что, в августе у них снег?!

     

    Дело в том, что юг Приенисейского края, моей второй, после Петербурга, родины, — благодатное, теплое место. У нас вызревает хлеб, растут яблони, вызревают любые овощи — но вот только весь май листва на деревьях — прозрачная, салатного цвета; темнеет и густеет она только в июне.

     

    И нет «у нас» ничего похожего на промежуток между 1 и 9 мая в Петербурге, когда из земли стремительно выходит, прямо-таки стремительно вырывается почти вся трава. «У нас в Сибири» это происходит не так: травка до конца мая растет отдельными космами и проплешинками, оставляя большие участки практически голой земли.

     

    А осенью устойчивые холода начинаются в середине — конце сентября. Трава жухнет и вянет, и нет и не может быть ничего даже похожего на эту роскошную картину — зеленая высокая трава в тридцать сантиметров, еще совсем зеленая, и на ней — пышные сугробы влажного, источающего слезу, снега. Снег, кстати, «у нас» тоже другой — сухой, колючий, твердый. Совсем непохожий на влажный, мягкий снег Европы.

     

    Так что давайте, господа петербуржцы, не будем вести смешных разговоров про ужасный климат и про «экстремальные условия существования». Простите, но принимать это всерьез невозможно.

     

    Да и не селились отродясь крестьяне в местах, где невозможно или очень уж затруднено земледелие. И если задолго до Петра распахана была практически вся нынешняя территория города, это о чем-то да говорит.

     

    Наводнения? Пронзительные, рвущие душу истории про крестьян, которые не строили прочных изб, а строи ли только сооружения, которые при наводнениях можно было быстро разобрать, сделать на них плоты и уплыть.

     

    Ну и что, эти истории тоже кто-то принимает всерьез?

     

    Нет слов, наводнения были, что там говорить... Но это еще одно доказательство того, что селиться в пойме Невы — стоило. Если бы угроза наводнений не искупалась бы выгодой жизни здесь, если бы между наводнениями не наживали больше, чем теряли во время катастрофы — тогда никто бы и не селился, уверяю вас. Земли хватало.

     

    Все это заставляет критически относиться к классическому мифу про «пустое пространство», которое Петр «вызвал к жизни». Дельта Невы была заселена и освоена, что называется, искони веку. Что место было глухое, малолюдное — это уже другой вопрос. Но к 1703 году на территории будущего Санкт-Петербурга жило никак не меньше 5—6 тысяч человек, крестьян и горожан. Здесь шумели города, шла торговля, процветали ремесла; это совсем не «бедные челны» первобытных людей.

     

    Подробнее
  • Загадки убийства Кирова

    1 декабря 1934 года, был застрелен член политбюро ЦК ВКП(б), партийный босс Ленинграда и области 48-летний Сергей Миронович Киров (настоящая фамилия - Костриков).

    Убийство случилось удивительно "вовремя", став спусковым крючком и оправданием сталинского Большого террора.

    Догадливый народ откликнулся частушкой: "Ах, огурчики мои, помидорчики! Сталин Кирова пришил в коридорчике!". Ее прозвали "десятилетней", потому что за ее исполнение автоматически давали 10 лет лагерей.

    28 ноября Киров провел два с половиной часа на приеме у Сталина. Содержание беседы неизвестно, но, судя по всему, встреча носила рутинный характер.

    Вечером 29-го они вместе смотрели спектакль в МХАТе и расцеловались на прощание.

    Следующий раз Сталин облобызает Кирова в гробу.

    У второго секретаря обкома Михаила Чудова на третьем этаже Смольного шло совещание. В 16:37 участники услышали два выстрела, выскочили за дверь, заглянули в отходивший от широкого коридора под прямым углом короткий проход, ведший к кабинету Кирова, и увидели на полу тело своего начальника, а рядом - человека с револьвером в руке.

    Убийца бился в истерике и не сопротивлялся. У него отобрали оружие, пропуск в Смольный и партбилет на имя Леонида Николаева.

    Эту сцену детально описал бывший заведующий облфинотделом Михаил Росляков, впоследствии выживший в ГУЛАГе и оставивший воспоминания.

    Киров шел на работу. Охранник Борисов следовал за ним в нескольких метрах. Свернув в коридорчик, первый секретарь на несколько секунд остался без сопровождения, и поджидавший Николаев в упор выстрелил ему в голову.

    На допросе преступник показал, что убил из ревности. Его жена, эстонка Мильда Драуле, красавица-блондинка, работала в аппарате обкома, периодически дежурила по ночам, и ее якобы приметил Киров, известный поклонник прекрасного пола.

    Не исключено, что кто-то умышленно заронил подозрение в душу Николаева и растравлял его ревность.

    За 15 лет Николаев сменил одиннадцать мест работы. Это был классический неудачник, болезненный нервный человек, из тех, кем легко манипулировать и кто идеально подходит на роль убийцы-психопата.

    На момент совершения преступления он нигде не работал и жил на средства жены. Его трудоустройством, как коммуниста, занимались партийные органы, но он отвергал все предложения, требовал большего, писал просьбы и заявления на имя Кирова.

    1 декабря 2009 года ФСБ рассекретила хранившийся в архивах личный дневник Николаева, из которого следует, что он начал готовиться к убийству в июле 1934 года и сравнивал себя с народовольцем Желябовым.

    О заговоре и сообщниках Николаев в дневнике не упоминал.

    По словам сына Лаврентия Берии Серго, его отец, возглавив НКВД, якобы поднял материалы по убийству Кирова и пришел к выводу, что Николаев действовал в одиночку.

    Но многие обстоятельства заставляют сомневаться в этом.

    Возле дома Кирова на улице Красных зорь постоянно толпились жалобщики, надеявшиеся передать свои бумаги ему в руки. Периодически их забирали в милицию.

    15 октября в такую облаву попал и Николаев. При нем обнаружили незаконно хранившийся револьвер. Будущего убийцу допросил начальник отдела охраны первых лиц Ленинградского управления НКВД и необъяснимым образом отпустил на все четыре стороны.

    Впоследствии стало известно, что ему разрешали тренироваться в стрельбе на спортивной базе принадлежавшего ОГПУ и органам внутренних дел общества "Динамо". Там же он получил и патроны, которыми был убит Киров.

    Безработный Николаев знал и расположение помещений в Смольном, и привычки Кирова, и примерное время его появления, хотя тот 1 декабря с утра уехал по делам, и изначально появляться на работе не планировал.

    Охранник, постоянно дежуривший у дверей кабинета первого секретаря, почему-то отсутствовал.

    "Я вообще не понимаю, как мог посторонний человек болтаться в этом коридорчике, где всякий на виду. Это особая зона. Почему никто не обратил внимания на Николаева, не спросил у него - что ты здесь делаешь?" - недоумевает историк Владимир Наумов.

    Сталин, прибывший в Ленинград, чтобы лично возглавить расследование, допросил Николаева в тюремной камере.

    Старая большевичка Ольга Шатуновская, работавшая в созданной Хрущевым комиссии по изучению истории сталинских репрессий, разыскала присутствовавшего при этом тюремного охранника.

    По словам Шатуновской, тот показал, что Николаев кричал: "Меня четыре месяца ломали сотрудники НКВД, доказывали, что надо во имя дела партии стрелять в Кирова! Мне обещали сохранить жизнь, я согласился. А теперь меня бросили за решетку, и я знаю, что меня не пощадят!".

    После покушения Николаев не прожил и месяца. 28-29 декабря выездная сессия Военной коллегии Верховного суда под председательством Василия Ульриха рассмотрела дело в узаконенном к тому времени ускоренном порядке и приговорила убийцу и 13 его "сообщников" к расстрелу.

    Решение огласили в 05:45 утра и через час привели в исполнение.

    Никто, кроме Николаева, вины не признал, а сам он, согласно данным в 1950-х годах показаниям одного из конвоиров, услышав приговор, выкрикнул: "Обманули!"

    В годы хрущевской "оттепели" сложился образ "Мироныча" - демократа и гуманиста, которого якобы безумно любили ленинградцы.

    В отличие от Сталина, Молотова и Кагановича, он действительно много выступал перед народом, в первый год работы секретарем обкома посещая заводы в среднем каждые два дня. Но благосостояние рабочих от этого не улучшалось.

    Нет никаких свидетельств того, что Киров хотел смягчить курс, облегчить жизнь трудящихся, и вообще в чем-то расходился с генеральной линией.

    В 1919 году он, возглавляя советскую власть в Астрахани, приказал расстрелять крестный ход, а затем казнить без суда митрополита Астраханского Митрофана и епископа Леонтия.

    Киров беспощадно проводил раскулачивание во вверенном ему регионе, в теснейшем сотрудничестве с чекистами строил руками заключенных Беломорканал, а в качестве члена "тройки" Ленинградской области по рассмотрению дел о повстанчестве и контрреволюции подписал сотни смертных приговоров. Тысячи людей непролетарского происхождения при нем были выселены из города.

    Он неоднократно повторял в публичных речах: "Каждый член партии должен любого оппозиционера бить в морду".

    Либеральными кировские времена могли показаться лишь на фоне ужаса, наступившего после его смерти.

    Другой миф - о том, что Киров якобы являлся человеком номер два в стране и опасным конкурентом для Сталина.

    "Киров напрасно считается лидером либерального крыла в политбюро, человеком, которого прочили на смену Сталину и который осмеливался спорить с генеральным секретарем", - утверждает историк Олег Хлевнюк.

    По имеющимся данным, указывает исследователь, Киров был маловлиятельной фигурой в политбюро, Москву посещал редко, в голосованиях партийной верхушки участия почти не принимал, все его интересы ограничивались Ленинградом.

    Известная история о том, что на XVII съезде ВКП(б) в январе-феврале 1934 года много делегатов якобы проголосовало против Сталина, и кто-то предлагал избрать генеральным секретарем Кирова, не имеет убедительного подтверждения.

    Организационная подготовка к "большой чистке" началась за несколько месяцев до убийства Кирова. 10 июля был создан союзный НКВД, 5 ноября - печально известное Особое совещание при нем. Сенсационное преступление случилось удивительно кстати.

    По воспоминаниям члена политбюро Анастаса Микояна, Сталин, получив известие из Ленинграда, немедленно собрал соратников, и, хотя следствие еще не начиналось, уверенно обвинил в покушении зиновьевскую оппозицию, обругав Ягоду, который доложил, что собирается искать заговор среди "скрытых белогвардейцев" и эмигрантов.

    В ночь с 1 на 2 декабря вождь прибыл в северную столицу в сопровождении Молотова, Ворошилова, секретаря ЦК Андрея Жданова, через несколько дней ставшего преемником Кирова, генерального прокурора Вышинского, Ежова, Ягоды и его заместителя Якова Агранова.

    Прямо на перроне Сталин, не сказав ни слова, ударил по лицу встречавшего высоких гостей начальника областного управления НКВД Медведя.

    Затем поднялась шумиха вокруг уборщицы одного из районных отделов НКВД Волковой, которая якобы докладывала начальству о готовящемся заговоре и утверждала, что ходила вместе с Николаевым в германское консульство, где тому дали 25 тысяч рублей. "Немецкий след" решили не разрабатывать, но Сталин принял Волкову, распорядился выделить ей отдельную квартиру, а пятерых чекистов арестовать за потерю бдительности.

    4 декабря, всего через три дня после убийства Кирова, вышло знаменитое постановление президиума ЦИК: дела по обвинению в государственных преступлениях рассматривать в ускоренном порядке, ходатайства о помиловании не принимать, смертные приговоры приводить в исполнение немедленно.

    На следующий день после казни Николаева Сталин направил членам политбюро собственноручно написанный документ "Уроки событий, связанных со злодейским убийством тов. Кирова", где говорилось, что преступление было совершено по прямому указанию Зиновьева и Троцкого.

    16 декабря Зиновьев и Каменев были арестованы в Москве и спустя месяц получили соответственно десять и пять лет заключения, а 24 августа 1936 года были приговорены к расстрелу "в связи с вновь открывшимися обстоятельствами".

    Тогда же предстала перед судом большая группа "зиновьевцев", в том числе встречавшие Сталина в 1917 году из туруханской ссылки лидеры питерских большевиков Залуцкий и Шляпников и один из убийц царской семьи Сафаров. Все получили сравнительно мягкие приговоры, но так же, как Зиновьев и Каменев, прожили недолго.

    Рядовых людей тоже не забыли. Уже через десять дней после убийства Кирова областное управление НКВД подготовило список одиннадцати с лишним тысяч ленинградцев, "не внушавших политического доверия". Аресты продолжались и дальше. Это массовое пополнение в ГУЛАГе прозвали "кировским потоком".

    Охранник Борисов пережил шефа всего на день. Машина, в которой его везли на допрос, попала в аварию. Скорость не превышала 30 км/ч, никто больше не пострадал, но Борисову размозжило голову.

    Мильду Драуле, ее сестру и мужа сестры расстреляли 10 марта 1935 года.

    Были репрессированы мать, брат, сестры, двоюродный брат и квартирная соседка Николаева.

    Медведя и Запорожца приговорили всего к трем годам заключения за халатность, и отправили в колымские лагеря, где они были назначены на административные должности и жили совсем не так, как другие заключенные, но в 1937 году без шума и огласки их расстреляли.

    "Н. С. Хрущев, ознакомившись с выводами комиссии, запер итоговый документ в свой сейф и сказал: "Пока в мире существует империализм, мы не можем опубликовать такой документ", - написала Ольга Шатуновская в 1990 году в письме секретарю ЦК КПСС Александру Яковлеву.

    По ее словам, ряд материалов, включая протокол допроса охранника, присутствовавшего при разговоре Сталина с Николаевым, впоследствии пропали из дела.

     

    Подробнее

Последние статьи

Популярные