Интересно

  • Что за город был на месте основания Санкт-Петербурга

    На протяжении веков на месте современного Санкт-Петербурга жили в дружбе и добрососедстве наши люди, которые включали в себя и людей русских, и водь, и вепсов, и ижору. Жили, торговали, занимались земледелием. Неоднократно шведы пытались присоединить к себе эти земли, не соглашались наши князья, цари, препятствовали. А вот при первом из Романовых случилось подписать Столбовский мир. Это когда мы земли наши прибалтийские отдали, чтобы вернуть (страшно сказать) Новгород, Старую Ладогу и прочие колыбели нашей государственности.

    В общем, отдали мы наши территории при царе Михаиле, а вернем при Петре.

    В первой части, наши некоторые читатели писали как настоящее откровение, что на месте Петербурга на самом деле был раньше шведский город. Кто ж будет спорить. В 1300-м они уже тут строили твердыню, названа она была тогда Ландскрона. И как пишет шведская Хроника Эрика, прошли шведы с огнем и мечом по Ижоре и Водской земле. Но уже в 1301-м князь Андрей Александрович (сын Невского) собрал русских людей, карелов и язычников (так в летописи) и осадили крепость Ландскрону. Пишут, что русские вошли туда с рукопашным боем и не только выбили оттуда всех шведов, но и саму эту Ландскрону до основания разрушили, чтобы неповадно было.

    Во время Смуты, когда нам было итак несладко, вновь наши скандинавские "партнеры" пришли и заложили в устье реки Охты крепость Нюенсканс (Ниеншанц). Поэтому к Столбовскому договору, тут уже вовсю сидели оккупанты.

    Историк, исследователь-краевед Наталья Столбова в своей работе пишет, что шведы разрешили уехать тогда только дворянам и горожанам. Запретили уходить крестьянам и священникам. Но и с нашей стороны хватало коллаборационистов. Даже некоторые дворяне перешли на службу к шведскому королю.

    Вообще же наличие на этом месте шведского города никогда не было тайной, как любят сейчас говорить сторонники теорий заговора и любители почувствовать себя потомственными шведами. В 1885 году, например, издан в Петербурге труд П.Н. Петрова "История Санкт-Петербурга...". Так вот, в этой книге вполне явствует описание местности теперешнего Петербурга на тот момент, когда Петр пришел его возвращать.

    Шведское поселение располагалось на правом берегу реки Невы, а река Охта отделяла укрепление от населенного города, расположенного на Большой Охте. Что же за город? Была там помимо крепости лютеранская церковь каменная с кладбищем, а вокруг городские дома.

    На месте существующей ныне улицы Конторской была тоже улица. Одна из четырех, бывших в том шведском городке.

    Севернее был госпитальный сад с деревянными постройками и рядом с ним военный госпиталь, единственный на все Остзейские области и Финляндию. От города и Невы были отделены большой выборгской дорогой. А там, где сад заканчивался, был возведен редут, на случай прихода русских войск. Что еще было в городе? Была усадьба губернатора, а за ней усадьба Одинцова и деревня Опока.

    А по левую сторону от Невы были деревни. Кандуя, Фроловщина, Палениха (у въезда на Литейный мост). А на месте Смольного было Спасское село. Там был организован перевоз через реку. Судя по названиям деревень, можно и не профессионалу понять, что существовали они задолго до того, как образовался тут Ниеншанц. Жили люди русские, православные. Но древний Спасский храм, стоявший еще с 15 века не дожил до возвращения в Россию. В 1701 году его разрушили шведы для строительства очередного укрепления.

    В общем, как следует из данных истории, на протяжении трех лет готовились шведы к тому, что сюда придут русские забирать назад свои земли. Строили укрепления, редуты, валы с пушками. Всячески баррикадировали.

    История взятия Ниеншанца требует отдельного детального описания. Не будем здесь говорить о ней наспех. Перейдем сразу к тому, что 1 июля 1703 года вышла первая официальная бумага с отметкой "из Санкт-Петербурга".

    Земля была шведской менее ста лет. Чем руководствуются современные сторонники некоей "Ингерманландии", а такие, уверяю вас, встречаются, до конца непонятно. Люди ностальгируют по временам когда земля эта была дальней провинцией шведской короны. А "негодяй" Петр Первый пришел и основал здесь прекрасную столицу.

    Удивляет другое. Не приходит же в голову финнам называть себя русскими, по причине того, что Финляндия входила в состав России. А вот у нас почему-то тосковать по недолгому шведскому владычеству на этой земле модно.

     

    https://zen.yandex.ru/media/11ecu/chto-za-gorod-byl-na-meste-osnovaniia-sanktpeterburga-619b3eb9d0786618fb517cb2?&

     

    Подробнее
  • Аничков дворец - история

    Уважаемый читатель. Давайте сегодня перенесёмся с вами в середину XVIII века, а если быть точным, в день 25 ноября (6 декабря) 1741 года. В этот день случился самый бескровный переворот в истории государства Российского. На престол взошла 31-летняя дочь Петра I – Елизавета Петровна. Она со своей «командой» в составе: лейб-медика И. Г. Лестока, своего фаворита Алексея Григорьевича Разумовского и братьев Александра и Петра Шуваловых вкупе с Михаилом Воронцовым, свергли с престола малолетнего императора Иоанна Антоновича и его родителей.

    Переворот этот не был ни для кого неожиданностью. Слухи о нём расходились по столице давно. Центром движения в пользу дочери Петра I стали казармы гвардейского Преображенского полка. Немало потрудилась для завоевания симпатий гвардейцев и сама цесаревна. Она часто проводила время в казармах «без этикета и церемоний», одаривала гвардейцев деньгами и крестила их детей. Солдаты не называли её иначе, как «матушка». Она в свою очередь называла их «дети мои».

    Территория между Садовой улицей и Фонтанкой вдоль Невского проспекта, где сейчас располагается Аничков дворец, в начале XVIII века принадлежала А. М. Девиеру — первому генерал-полицмейстеру Санкт-Петербурга. Однако 24 апреля 1727 года в присутствии «светлейшего» (имеется ввиду Меншиков) Девиер был взят под караул. По указу 27 мая 1727 года обвинён в намерении устранить от наследования престола Петра II и в попытках воспрепятствовать выполнению духовного завещания императрицы Екатерины I, лишён дворянства и титула, чинов, имений, бит кнутом и сослан в Сибирь, а участок конфискован в пользу казны.

    Взойдя на престол, Елизавета распорядилась на «ничейном» месте поставить дворец! Ни для кого не было секретом, что строился дворец для фаворита Елизаветы Петровны — графа Алексея Григорьевича Разумовского. Попутно, своим Высочайшим указом от 14 февраля 1743 года Девиеру были возвращены орден и графский титул, а также поместье в Валуйском уезде Белгородской губернии с 1600 душами крестьян.

    На момент строительства дворца место, где он строился, было окраиной города. Границей считалась река Фонтанка. Предполагалось, что путешественников и гостей города движущихся с востока, должен встречать большой светлый дворец как символ богатства и благополучия столицы империи.

    Своё название он получил от Аничкова моста, находящегося рядом. В отличие от других зданий на Невском проспекте, главный фасад был обращён не в его сторону — а к реке. Многие гости прибывали во дворец по воде, потому главный фасад здания обращен на Фонтанку.

    Несколько слов про мост, раз уж мы заговорили про эти места. Своё название он получил в честь инженерного батальона под командованием инженера-подполковника Михаила Аничкова, построившего переправу. Рабочий батальон размещался в финской деревне на берегу Фонтанки, и с тех пор это место прозвали Аничковой слободой. К этой слободе и примыкал мост.

    Созданием проекта и строительством дворца занялся архитектор М.Г. Земцов в 1741 году, затем дело было передано Г.Д. Дмитриеву, а завершил строительство Аничкова дворца знаменитый архитектор Ф. Б. Растрелли в 1756 году. Таким образом, на тот момент, это был первый дворец на Невском проспекте!

    Когда граф Разумовский скончался, Аничков дворец перешёл во владение его брата, президента Академии наук, графа Кирилла Григорьевича Разумовского, а затем в 1775 году усадьбу арендовало петербургское купечество, устроившее во дворце большой маскарад на 2500 человек.

    В 1776 году Екатерина II выкупила дворец у Разумовского и подарила его графу Г. А. Потёмкину. В последующие два года дворец был перестроен для Потёмкина по проекту И. Е. Старова — с той поры дворец имеет классический, а не барочный облик.

    Затем Потёмкин продал Аничков дворец купцу Шемякину. Решив, что от царских подарков отказываться не подобает, Екатерина II снова выкупила дворец и отдала его Потёмкину. Однако в 1785 году усадьба оказывается проданной вновь, на этот раз в казну.

    В 1794 году в здании было решено разместить Кабинет Его Императорского Величества. Аничков дворец стал личной канцелярией царя.

    В 1795 году в одном из павильонов дворца временно хранили книжное собрание Иосифа Залусского, ставшее основой для создания Публичной библиотеки, а в 1799 году западную часть усадьбы передали Театральной дирекции.

    В 1809 году Александр I подарил Аничков дворец своей сестре - великой княгине Екатерине Павловне - по случаю её свадьбы с принцем Георгом Ольденбургским. С 1810-х годов в Аничковом дворце жил поэт В. А. Жуковский. Он был воспитателем наследника престола, будущего императора Александра II. Именно здесь А. С. Пушкин читал Жуковскому оконченную поэму "Руслан и Людмила".

    В 1817 году Александр I подарил Аничков дворец своему брату великому князю Николаю Павловичу (будущему императору Николаю I) к свадьбе и как это принято у царей, здание снова принялись перестраивать. 1817-1820 годах этим занимался К. Росси. Он построил Сервизный корпус, два садовых павильона, перепланировал сад. Усадьба вошла в спроектированный Росси единый ансамбль Театральной площади (ныне площади Островского).

    В 1825 году князь Николай Павлович стал императором и через год дал Аничкову дворцу статус императорского.

    Хозяевами дворца были Александр II, Александр III, а последней хозяйкой усадьбы была мать Николая II, императрица Мария Фёдоровна. Ей в 1897 году здесь демонстрировали кинематограф, а с 1899 года при Аничковом дворце начала работать школа для детей служащих.

    В советское время, начиная с 1934 года, по инициативе Сергея Мироновича Кирова, комплекс Аничкового дворца передали детям и здесь был открыт Дворец пионеров. С тех пор здания дворцового комплекса принадлежали только детям.

    1990 году Дворец пионеров преобразовали в Дворец творчества юных.

    Сегодня его двери открыты юным петербуржцам, во Дворце работает более 200 кружков — здесь каждый найдёт себе занятие по вкусу!

    Вот такая красивая история у первого дворца на Невском проспекте!

     

    https://zen.yandex.ru/media/stone_spb/sanktpeterburg-udivitelnaia-istoriia-anichkovogo-dvorca-61a4697882ba5a3eb90b3188?&

     

    Подробнее
  • Памятник Николаю 1

    Этот памятник принято считать украшением Исаакиевской площади. Около трех лет монумент был закрыт шатром, шла реставрация, в ноябре леса сняли. Стояла и смотрела, будто в первый раз.

    Памятник привлекает меня двумя моментами: конная скульптура держится на задних ногах лошади и каррарским мрамором пьедестала. Стала искать литературу, которая могла бы объяснить очередное чудо инженерной мысли Монферрана и Клодта.

    Самодержец восседает на лошади в сверкающих латах (странно, что не блестят), ботфортах и каске с орлом. Лошадь под ним гарцует, того и гляди послышатся звуки марша и лошадь галопом понесется по площади.

    Проект конной статуи создал Огюст Монферран, а модель - Петр Карлович Клодт. Достаточно вспомнить памятник Крылову в Летнем саду, где герои басен выполнены точно и натурально. Лошадь под императором ничуть не уступает созданным ранее творениям. Была у Николая Павловича любимая лошадь Флора, но едва ли это она.

    Для устойчивости скульптуры мастер решается на следующий трюк: засыпает в круп лошади дробь, а под задние копыта ставит столбы, идущие сквозь пьедестал до его основания.

    Императора Николая I, общепринятое мнение характеризует резким, самодовольным и ограниченным человеком, иными словами - Николай «Палкин». Однако, если соединить воедино историческую мозаику, то складывается другое впечатление. Николай вступил на престол в год восстания декабристов. На протяжении всего правления он всеми силами пытался не допустить инакомыслия в стране. В его бытность появились «голубые мундиры и тайная канцелярия.

    Тем не менее, к концу его царствования население городов увеличилось вдвое, страна стала конкурентоспособной, была построена дорога из Москвы в Петербург, и не просто дорога, а с твердым покрытием. Николай отличался большой работоспособностью, прекрасной памятью, не гуманитарий, но хорошо владел военным делом, увлекался инженерией.

    Памятник открыли летом 1859 года, и публика по обыкновению высказывала предположение, что он долго не простоит. Александрийскому столпу, открытому на четверть века раньше, предрекали похожую участь. Однако, скоро закончится второе столетие, а оба #памятника стояли, стоят и стоять будут, потому что за всем стоит точный математический расчет.

    Пьедестал "живет" своей отдельной жизнью от #скульптуры. Он вполне самодостаточен, сложенный из белого каррарского мрамора и порфира, украшенный рельефами и бронзовыми женскими фигурами. Статуи имеют некоторое портретное сходство с супругой и дочерями Николая I и олицетворяют Правосудие, Веру, Мудрость и Силу.

    Торшеры по углам памятника с пятью фонарями, тоже работа Клодта, заслуживают не меньшего внимания, являясь едва ли не самыми красивыми в городе. Памятник #николаю I последняя большая работа Петра Карловича. На ограде вокруг памятника цитата императора, достаточно патриотичная: "Где раз поднят русский флаг, там он уже спускаться не должен".

    Автор ограды вокруг памятника архитектор Людиг Бонштедт

    На лицевой части пьедестала, смотрящей на Исаакиевский собор, бронзовая надпись с двуглавым орлом. На памятнике всего много и целостности я по-прежнему не вижу, детали хороши по отдельности, а вместе тяжеловаты.

     

     

    https://zen.yandex.ru/media/id/5ec6678260d946423f032a8d/odin-iz-triukov-klodta-pamiatnik-nikolaiu-i-61a4d47beedd4975a1a99f49?&

     

    Подробнее
  • Портрет надобно убрать, - повелел Павел I

    В отдельном зале, с большими французским окнами, каждый сантиметр стены был занят прекрасным образом. Князь Николай Юсупов коллекционировал женские портреты, и к концу XVIII века собрал их более трехсот. Но самой большой своей драгоценностью считал изображение императрицы Екатерины II. По его личному заказу государыня была изображена в виде Венеры, а он сам – в образе Аполлона. И красовалось это произведение в личных покоях князя.

    Император Павел I испытывал сложные чувства по отношению к матери. Между ними никогда не было понимания или особой привязанности. Возможно потому, что маленького цесаревича рано разлучили с Екатериной. Такова была воля Елизаветы Петровны. Наследник престола рос вдали от родителей, и проникнуться к ним настоящим чувством попросту не мог. С возрастом пропасть только ширилась.

    Унаследовав престол, Павел «прошёлся» по некоторым проектам и начинаниям матери. Целый ряд приближенных к ней лиц получили отставку. Государь хотел царствовать без чужого влияния, тем более что у него были свои взгляды на многие вещи. И всё-таки он не забывал, что Екатерина II – императрица. И её положение требовало – хотя бы формального – уважения.

    Поэтому, когда кто-то из придворных, смеясь, сообщил о причуде князя Юсупова, Павел нахмурился. Николай Борисович, богач, каких мало, владел огромной портретной галереей. Но была у него особенная картина, выполненная по личным эскизам. Это полотно, изображавшее Екатерину Вторую (а рядом самого Юсупова), висело в покоях московского дворца в Большом Харитоньевском переулке.

    - Портрет надобно убрать, - повелел Павел I, — это императрица, а не фруктовая ваза.

    Многие считали, что Юсупов повел себя дерзко. Конечно, в былую пору сама Екатерина отличала его среди прочих (была у них мимолетная вспышка чувств). Но надобно понимать: где князь, а где государыня! Высочайший портрет дозволительно было размещать в парадной гостиной, или в бальном зале… Да и потом есть традиция писать Венеру. Обычно на полотнах художников эта прекрасная богиня предстает во всём великолепии. Как говорится, без покровов. То есть на картине Юсупова было на что посмотреть... Но ведь речь-то идёт не об абстрактном персонаже из римской мифологии, а о совершенно реальном человеке, исторической личности! И тут уже такое изображение не комильфо.

    Юсупову передали требование императора, а он расхохотался. Супруга, Татьяна Васильевна, укоризненно попеняла: надо прислушаться к мнению государя! Как-никак у них дети! Подрастали два сына, и им нужно было обеспечить будущее. А если Павел Первый рассердится? Что будет тогда с ними со всеми?

    Дворянин восемнадцатого века не желал потерять высочайшее расположение. От императора зависело слишком многое: продвижение по карьерной лестнице, получение орденов и званий. И даже такой состоятельный человек, как Николай Борисович, ослушаться Павла I не рисковал.

    Владений у Юсупова было так много, что, когда его спрашивали: «А есть ли у вас угодья в Ярославской губернии?», он задумчиво доставал специальную книжечку и сверялся по ней. Точного числа своих крепостных князь не знал, и всегда отвечал, что их «приблизительно тысяч сорок». Это огромное состояние он унаследовал сам, и к нему же добавились владения жены – 18 миллионов от племянницы светлейшего князя Григория Потёмкина.

    Портрет, как и велел Павел I, князь убрал. Говорили, что он перевёз его в свое загородное имение в Архангельском. Супруга редко там бывала, она предпочитала Москву или Петербург. Зато в Архангельском отлично чувствовала себя молодая балерина Екатерина Петровна Колосова. Князь Юсупов возвел её в ранг фаворитки, и одаривал с такой же щедростью, с какой расточал милости какой-нибудь Помпадур король Людовик XV. Даже своих детей от Колосовой он признал, дал им фамилию Гирейские, и положил на счёт каждого по 50 тысяч рублей.

    Татьяна Васильевна, жена Юсупова, на коллекционирование женских образов смотрела снисходительно. У неё была другая любовь – украшения! Выбирала всегда самые редкие и роскошные, и получила в собственность редчайшую жемчужину Пелегрину, парюру королевы Марии-Антуанетты, и бриллиантовую тиару неаполитанской правительницы. Однако при этом же княгиня ничуть не меньше тратила на благотворительность. И почти всегда – без лишнего шума. Она не любила говорить о своих дарах, но в Петербурге знали: если где-то нужны средства на строительство приюта или помощь больнице, княгиня непременно поучаствует.

    Князь Николай Борисович умер в 1831-м, его жена – десятью годами позже. Граф Толстой уверял, что портрет Екатерины II а-ля Венера он лично видел, и не один раз, в доме Юсупова. Но картину так и не нашли. Шестьсот полотен остались после князя, но самое интересное - где-то затерялось. Есть, впрочем, версия, что Юсупов отослал портрет Павлу. А тот просто бросил картину в огонь. На всякий случай.

     

    https://zen.yandex.ru/media/id/5db95c79ddfef600b2128bb2/-portret-nadobno-ubrat-povelel-pavel-i-eto-imperatrica-a-ne-vaza-61152172109059672a38b832

     

    Подробнее
  • Магазин колониальных товаров торгового товарищества «Братья Елисеевы»

    Гуляя по центру Невского проспекта, это здание невозможно не заметить. Оно обязательно привлечёт к себе ваше внимание своей помпезностью и необычностью. Доминантой здания служит огромная витрина-витраж высотой в три этажа по 4 метра каждый с ростовыми скульптурами на фасаде.

    Дом уникален как по своей задумке, так и в своём воплощении. Он был построен в 1902 году по проекту архитектора Гавриила Барановского в стиле раннего «махрового, нарочитого» модерна. И эта нарочитость только дополняет его великолепие и уникальность.

    Здание поделено на 4 рабочие зоны. Снизу вверх. Винные и продуктовые подвалы, три торговых зала, банк и помещение театра с фойе-рестораном, конторские места.

    Елисеевский гастроном на Невском…, эх …, мечта любого покупателя. Его убранство было продумано до мелочей. Оно было призвано подчеркнуть процветание товарищества и привлечь заинтересованных покупателей. Внутренне оформление торговых залов подчинено законам модерна: изобилие, блеск, отказ от строгих форм в пользу плавных линий и украшение даже функциональных предметов интерьера деталями, напоминающими растительные орнаменты. Здесь — великолепие дворцов российских императоров с их позолотой, антикварной мебелью и потолочными светильниками. Витрины, прилавок и торговые полки всегда переполнены разнообразным товаром. Пустых мест нет. Каждый сантиметр торговой площади чем-то занят, чем-то пахнет, чем-то привлекательно блестит.))

    В добавок четыре электрические люстры украшенные россыпью цветов из молочного стекла заполняют зал мягким, рассеянным жёлтым светом. Не смотря на огромное количество светильников, в зале всегда царил легкий полумрак — дань ар нуво — во всём должна быть волнующая атмосфера загадочности, намёк на тайну. Витражный рисунок под потолком торгового зала, повторял рисунок древа жизни, решённый в разных цветовых гаммах – синих, жёлтых, красных, зелёных, фиолетовых, золотых. Всё это вызывало атмосферу лёгкого головокружения, иной реальности, на что, безусловно, и рассчитывали Елисеевы.

    Снаружи витраж, занимающий чуть ли не все этажи здания на Невской стороне, создает впечатление огромной витрины, подчеркивает широкий и тщательно подобранный ассортимент товаров. На фасаде в виде ростовых скульптур установлены главные ценности общества начала XX века – «Промышленность», «Торговля», «Искусство» и «Наука» работы А. Г. Адамсона. В подвалах располагались складские холодильные помещения и один из лучших винных погребов в Европе.

    В залах второго этажа Елисеевского был обустроен театр и фойе-ресторан. Зрительный зал включал в себя партер на 480 мест и три ложи. На занавесе, видимом между драпировками, был изображен памятник Екатерине II на фоне Александринского театра, что являлось зеркальным отражением реальности, скрытой за витражом. Театральный зал скорее напоминал варьете со своими круглыми столиками и был предназначен больше для празднеств, чем для наслаждения театральными премьерами. И тем не менее с 1904 года он сдавался в аренду разным театральным коллективам, (всё должно приносить прибыль!) а в 1929 году помещение было на постоянной основе предоставлено недавно созданному Театру сатиры, который сейчас носит название Театр комедии им. Н. П. Акимова.

    В театре ставились пьесы игривого содержания, салонные комедии и водевили. Кавалеры, приглашая дам на спектакль, обязательно угощали их в Елисеевском свежими фруктами, шоколадом и вином. Так была воплощена концепция, задуманная купцами Елисеевыми, — объединение магазина, ресторана, театра и зала для торжественных приемов под одной крышей в самом центре Петербурга.

    В советское время магазин назывался “Гастроном №1”. В нём всегда можно было купить деликатесы даже во время продовольственного дефицита. Был период, когда в магазин пускали только чиновников высшего звена и партийную номенклатуру. У Булгакова в книжке «Мастер и Маргарита», очень точно высмеян этот момент, когда в Елисеевский, правда московский, ввалились Бегемот и Коровьев. Одна из самых весёлых сцен в книжке.

    Во времена Великой Отечественной войны, в витринах Елисеевского на Невском, появились «Окна ТАСС» – агитационные плакаты с призывами к защите Родины. Даже блокадной зимой 1942-1943 на втором этаже шли спектакли Театра музыкальной комедии и Городского Блокадного театра.

    После длительной реставрации 8 марта 2012 года магазин купцов Елисеевых, общей площадью 430 квадратных метров, вновь распахнул свои двери для покупателей. Как убеждают нас новые хозяева магазина, интерьер был детально восстановлен по эскизам, утвержденным купцами Елисеевыми, и фотографиям 1903 года.

    С января 2013 года главную витрину магазина, выходящую на Невский проспект, украшают куклы из знаменитого спектакля «Щелкунчик», выполненные по эскизам М. Шемякина.

    Рассказывая о легендарном магазине, нельзя не вспомнить и о некоторых легендах, связанных с ним. )) Одна гласит о существовании в советское время неких «Элитных списков», по которым в этот магазин и пускали. Быть занесённым в этот список – всё равно как «дёрнуть Бога за бороду». Ты состоялся! Кто вносил фамилии в список загадка, как и загадка, где сам список.

    А вторая легенда жива по сию пору! Дескать в те самые революционные дни, братья Елисеевы, собрав всё золото, которое у них было (от личных безделушек до кухонной утвари) переплавили и отлили основу для люстры! Некий толстенный обруч, который окрасили «бронзянкой» и оставили висеть под потолком на самом видном месте до лучших времён. И говорят, что затея то выгорела! Люстра провисела толи до 60-х, толи до 70-х годов прошло века и золото обнаружилось при реставрации. Говорят, что видели эту люстру даже в 90-е, но найти её не могут. Не могут до сих пор!

     

    https://zen.yandex.ru/media/stone_spb/sanktpeterburg-magazin-kolonialnyh-tovarov-torgovogo-tovariscestva-bratia-eliseevy-interesnaia-istoriia-61038373292f72531fd4dbf6

     

    Подробнее

Последние статьи

Популярные