Последние статьи

  • 5 увлекательных фактов о Петербурге

    Настоящий цвет Зимнего Дворца

    Одна из главных достопримечательностей города – Зимний дворец, сейчас выкрашена в невероятный оттенок бирюзы. Выглядит дорого. Выглядит по-царски. Однако мало кто знает, что фасады дворца меняли цвет несколько раз. Изначально Зимний дворе носил охристый окрас, а элементы декора были белыми.

    При императоре Николае II здание выкрасили в цвет красного песчаника. Позже Эрмитаж носил серый, коричневый и даже оранжевый окрас. Привычным для нас изумрудным фасад Зимнего дворца стал только в конце 1947 года.

    Слоновий двор в центре города

    Северный климат Петербурга уж никак не вяжется с экзотическими животными вроде слонов. Порой сложно поверить, что в центре города несколько столетий назад жили эти гиганты. Но в 18 веке на площади Восстания располагался слоновий двор. Там императрица Екатерина II держала животных, полученных в дар от султана Персии.

    Загадка Аничкова моста

    Согласно одной из городских легенд, архитектор Клодт, работавшей над композицией моста, решил изобразить под хвостом одного из коней лицо любовника своей жены. По другое версии у коня на том самом месте красуется портрет Наполеона.

    Самые древние жители города

    На всевозможных экскурсиях часто рассказывают, что домик Петра I – самая старая городская достопримечательности. Однако это утверждение не совсем верно. Самыми древними в Петербурге по праву могут считаться статуи сфинксов на набережной перед Академией художеств.

    Эти скульптуры нашли на раскопках в Фивах и привезли в Северную столицу в 1832 году. Однако сами сфинксы датируются 14 веком до н.э.

    Хрусталь в Мариинке

    В 1970 году в театре проводили строительные работы. Когда рабочие вскрыли пол, то нашли под оркестровой ямой осколки хрусталя. Находку сочли мусором, а яму очистили. Однако позже выяснилось, что эти осколки улучшали акустику в зале. Особенно внимательные петербуржцы это заметили и стали критиковать ухудшившиеся звучание.

     

    https://zen.yandex.ru/media/iwant_to_piter/5-uvlekatelnyh-faktov-o-peterburge-o-kotoryh-ne-znaiut-daje-mestnye-5f24596a35aece0c36950e08

    Подробнее
  • К тайне петербургского барельефа. ПИФИЯ РУССКОЙ СМУТЫ

    На углу улицы Чайковского и Потемкинской стоит дом N 62 окнами в бывший Таврический сад. Есть быль, что в фигурных портиках дома № 62 на углу Чайковского и Потемкинской (напротив Таврического сада) запечатлены три сестры Гиппиус: Зинаида, Татьяна и Наталья. Взгляните на славный список членов Религиозно–философского общества в Санкт–Петербурге на 1914 год. Потом, кто–то вошёл в общество Воскресенье, кто — в братство преп. Серафима Саровского. Почти всех посадили.

    Зина, понятно, уехала. Самая младшая Аня — умерла в Париже. А Татьяна (1877–1957) и Наталья (1880–1963) после своего освобождения оказались в Новгороде, где служили в музее Кремля и жили при алтаре закрытой церкви Св. преподобного Сергия, а теперь они покоятся на Старо–Петровском кладбище на берегу Волхова, там, куда они ходили слушать соловьёв. Их близкий друг, Ольга Репина, очевидно, похоронена там же.

    Ни в Париже, ни в Таллинне, ни в Новгороде нет ни одной мемориальной доски в их честь. Лишь Петербург тихо хранит о них потаенную память. 

    "…Запишу несколько цен данного момента. Это зима 1920 г. Могу с точностью предсказать, насколько подымется цена всякой вещи через полгода, будет ровно втрое, - если эта вещь еще будет. 

    Ведь отчего сделалось бессмысленным писать дневник? Потому что уж с давних пор (год, может быть?) ничего нового сделаться здесь не может; все сделалось до конца, переверт наизнанку произошел. Никакого качественного изменения, пока сидят большевики, -- сиди они хоть 10 лет; предстоят лишь количественные перемены… Высчитать, когда во сколько раз будет больше смертей, например, -- ничего не стоит, зная цифры данного дня… Итак -- вот сегодняшние цены, зима 1920 г. 

    Фунт хлеба - 400 р., масла - 2300 р., мяса - 610-650 р., соль - 380 р., коробка спичек - 80 р., свеча - 500 р., мука - 600 р." 

    Не правда ли, что-то до боли знакомое слышится в этих строках? Ну, просто сегодняшний день! А ведь с тех пор, как петербуржанка Зинаида Гиппиус записала эти цифры в своем дневнике, минуло более 80 лет. Словно время остановилось, как в сказке про Алису, и у нас всегда "файв-о-клок"… 

    С творчеством Зинаиды Гиппиус я впервые познакомилась в гостях у питерских знакомых где-то в семидесятых. В те времена редко вспоминали имя этой талантливой женщины: поэта, писателя, драматурга, публициста, мемуариста. Еще реже ее печатали. А все потому, что "октябрьскую революцию встретила враждебно". Умная, смелая, честная язвительная, а еще, как отозвался один из ее поклонников: "Рыжая, безумная, шальная". У нее было много прозвищ и псевдонимов. Их давали восхищенные друзья, их давали ей враги и чувствовалось, что они ее уважают и побаиваются. "Зеленоглазая наяда", "мадонна декаданса", "Белая дьяволица", Антон Крайний, Иван Пущин… 

    Андрей Белый, друживший с ней, оставил такой портрет: "Рассыпавши великолепные золото-красные волосы, падавшие до пят, она их расчесывала; в зубах -- шпильки; бросалась в меня огнем хризолитовых ярких глазищ. Вместо щек, носа, лобика -- волосы, криво-кровавые губы, да два колеса -- не два глаза" Или… "очень тонкая и стройная… Роста среднего, узкобедрая, без намека на грудь, с миниатюрными ступням… Рыже-розовые волосы белой Гиппиус перевязаны алой ленточкой; она вполуоборота лорнирует Блока; талия -- как у осы". Вот таков был Антон Крайний, как чаще всего подписывалась Зинаида Гиппиус. 

    Кстати, из того давнего разговора я запомнила, что в Питере живет ее родственник -- кинодраматург Никодим Васильевич Гиппиус. Мне удалось поговорить с ним по телефону. Правда, он отговаривался, что мало что знает о Зинаиде Николаевне, а портретов ее уже достаточно напечатано. Но вот в Питере на улице Чайковского, бывшей Сергиевской, есть дом, на портиках которого изображены сестры Гиппиус: Зинаида, Татьяна и Наталья. А автор же этих скульптурных фигур -- Наталья Гиппиус. Тысячи людей проходят мимо барельефов, даже не подозревая, что на них тайно увековечены три сестры, три замечательные личности. 

    Имя блистательной Зинаиды затмило имена сестер. Обе учились в Петербургской академии художеств: Наталья по классу ваяния, Татьяна занималась живописью в мастерской Ильи Репина. Так же, как и сестра, они дружили с Блоком, Андреем Белым. Хотя, Зинаида после 17-го года по ее собственным словам "взорвала мосты". 

    "Пусть у Блока, - писала она в дневнике, да и у Белого, - душа невинна: я не прощу им никогда". 

    Но что она не могла им простить? Блоку его поэму "Двенадцать" или Белому его восторженно революционного азарта? Да нет, не только, а то, что и они, и многие другие не хотели замечать того страшного, что творилось вокруг. 

    "А знаете, что такое "китайское мясо"? -- с мрачным вызовом вопрошала она. -- Это вот что такое: трупы расстрелянных, как известно, "чрезвычайка" отдает зверям в Зоологический сад. И у нас, и в Москве. Расстреливают же китайцы… У нас на Сенном рынке доктор купил "с косточкой" - узнал человечью". 

    Ее душа не принимала ни кровавых политических игр, ни тех, кто в них "играл". Она оставалась трезвомыслящим человеком и потому белое называла белым, а вот черное только черным. 

    "Да, рабство. Физическое убиение духа, всякой личности, всегда отличает человека от животного. Разрушение, обвал всей культуры. Бесчисленные тела белых негров. Да что мне, что я, оборванная, голодная, дрожащая от холода? Что мне? Это ли страдание? Да я уж и не думаю об этом. Такой вздор, легко переносимый, страшный для слабых избалованных европейцев. Не для нас. Есть ужас ужаснейший. Тупой ужас потери лица человеческого". 

    Именно от этого ужаса она бежала зимой 19-го года через польскую границу вместе с мужем, известным писателем-философом Дмитрием Мережковским. Сначала в Варшаву, затем в Париж, где у них с давних пор была своя небольшая квартира, "это значит, что выехав из советской России в 1919 году и приехав в Париж, - вспоминала Нина Николаевна Берберова, - они отперли дверь квартиры своим ключом и нашли все на месте: книги, посуду, белье. У них не было чувства бездомности…" Именно в этой квартире много лет они собирали литературный салон "Зеленая лампа". 

    Первых Гиппиусов пригласил в Россию из Ревеля Петр I. Предки по отцовской линии -- фон Гиппиусы -- еще раньше попали туда из Мекленбурга. Умелые оружейники, они лили пушки для будущих сражений со шведами. А когда шведов вытеснили за Неву и начали строить новый прекрасный город, ревельцы Гиппиусы остались в нем навсегда и по сей день живут в Санкт-Петербурге. Род этот оказался богат одаренными людьми, которые верно служили России из поколения в поколение. В правительстве Столыпина его представлял товарищ министра. В.В.Гиппиус -- профессор русской литературы, фольклорист, носивший псевдонимы Бестужев и Нелединский, с 1916 года служил директором Тенишевского училища, того самого, где учились Владимир Набоков и Осип Мандельштам… 

    В ту страшную зиму 19-го года сестры были вместе. Зинаида в дневнике записала: "Косит дизентерия. Т. (моя сестра) (Татьяна Николаевна Гиппиус - М.Ч.) лежит третью неделю. Страшная, желтая, худая. Лекарств нет, соли нет". А еще жаловалась, что "ленинки" уже ничего не стоят. Ее сильный дух преодолевал многие трудности той зимы. Она продавала или выменивала на рынке вещи на продукты, дежурила, как все жильцы дома, по нескольку часов у подъезда, всякий раз искренне изумляясь этому нововведению. Писала не без упрека Горькому, чтобы узнал, расстрелян или нет писатель Розанов В.В., а если нет, то чтобы помог ему. А еще сидела по ночам писала, вероятно, для нас, потомков, в сером "блокноте" при свете последнего пламени выгорающей лампы-керосинки. 

    "Я утверждаю, что ничего из того, о чем говорят большевики в Европе, - нет.

    Революции - нет. Диктатуры пролетариата - нет. Социализма - нет. Советов, и тех - нет… 

    Мне хотелось бы предложить рабочим всех стран следующее. Пусть каждая страна выберет двух уполномоченных, двух лиц, честности которых она бы верила (или ни в одной стране не найдется двух абсолютно честных людей?), и пусть они поедут инкогнито (даже полуинкогнито) в Россию. Кроме честности, нужно, конечно, мужество и бесстрашие, ибо такое дело подвиг. Но не хочу я верить, что на целый народ в Европе не хватит двух подвижников. 

    И пусть они, вернувшись (если вернуться), скажут "всем, всем, всем": есть ли в России революция? Есть ли диктатура пролетариата? Есть ли сам пролетариат? Есть ли рабоче-крестьянское правительство? Если хоть что-нибудь похожее на проведение в жизнь принципов "социализма"? Есть ли Совет, т.е. существует ли в учреждениях, называемых Советами, хоть тень выборного начала? 

    В грандиозном "нет", которым ответят на все эти вопросы честные люди, честные социалисты, вскроется и коренной, основной абсурд происходящего… 

    Да, надо повалить основные абсурды. Разоблачить сплошную сумасшедшую, основную ложь. 

    Основа, устой, почва, а также главное, беспрерывно действующее оружие большевистского правления ложь". 

    А еще коварство! Как только побег Гиппиус и Мережковского удался, обе сестры были немедленно репрессированы. Освободили их только перед войной. Но жить в родном городе запретили. Они поселились в Новгороде в комнатушке при алтаре закрытой церкви Сергия Радонежского, должно быть, в душе надеялись на его заступничество. Вся мебель в каморке -- буржуйка да две кровати. 

    Когда к Новгороду подходили немцы, музей, в котором работали Татьяна Николаевна и Наталья Николаевна, готовился к эвакуации. С вечера все сотрудники музея сложили вещи в вестибюле, на утро был назначен отъезд. Сестры пришли на час раньше, но, оказалось, что все уехали еще ночью, а их забыли предупредить и последние вещи тоже увезли. 

    Вернулись они в свою комнатушку и пережили в ней всю оккупацию. Однако немцы, признав в них "фольксдойче", забрали при отступлении обеих сестер в Берлин. Они оказались во французской зоне оккупации. Зинаида Николаевна, случайно узнав, что они в Германии, немедленно выслала деньги и приглашения. И Татьяна Николаевна с Натальей Николаевной уже готовы были ехать к сестре после стольких лет разлуки, но неожиданно узнали, что в Новгороде началось восстановление Кремля. Ночью перешли в советскую зону и попросились домой. Им сказочно повезло: вместо лагеря для перемещенных лиц они попали в родную каморку с буржуйкой. Обе пожилые женщины откапывали запрятанные в землю колокола, таскали кирпичи. 

    А в редкие часы досуга умудрялись брать в руки - Татьяна -- кисть, Наталья -- резец. 

    А старшая сестра Зинаида Николаевна вошла в летопись русской культуры. Георгий Адамович, известный поэт и критик, так судил о литературных ее трудах: "Ее стихи можно ценить, но трудно любить. Зинаида Николаевна как личность была больше, значительнее, человечнее и даже сложнее всего, что ей удалось написать… В ней была какая-то сухая печаль…" 

    Не будет преувеличением сказать, что с нее начался символизм. Да и весь Серебряный век русской поэзии. 

    Их давно уже нет с нами. Татьяна и Наталья похоронены в Новгороде под деревянными крестами на Старо-Петровском кладбище. А Зинаида и ее муж Дмитрий Мережковский покоятся в Париже на русском кладбище. Крест над их могилой тоже новгородский -- каменный, работы Альберта Бенуа.

    Марина Черкашина

    http://www.rg.ru/bulgakov/14.htm

     

    Подробнее
  • Мистика Санкт-Петербурга

    У всех больших и малых городов есть своя тайная, мистическая, страшная история. И в каждом городе есть ее летописцы.

    Санкт – Петербург самый загадочный и мистический город, построенный на костях, он словно дышит смертью, городу страшно… 

    Крыша дома № 4 на Гороховой улице

    Лидер рок-группы «Ночные снайперы» Диана Арбенина влюбилась в Питер с первого взгляда. Она не побоялась оставить родителей, университет и переехать из родного Магадана в совершенно незнакомый город. Но, чтобы Питер принял ее, пришлось пройти инициацию - посвящение. Питерские друзья сказали Диане, что для этого нужно забраться на самую главную крышу города – крышу дома № 4 по Гороховой улице.

    Диана Арбенина, музыкант: «Ты идешь тайком по лестнице, очень тихо пробираешься на последний этаж, а потом выходишь на маленький пятачок, откуда видно весь город. Там очень высоко – ты вровень Исаакиевскому собору. Эта крыша настолько проникновенное место, она даже стала местом паломничества наших фанатов. Потому что именно здесь, я считаю, началась группа «Ночные снайперы»».

    Теперь певица уверена, что крыши – это самые мистические места в Санкт-Петербурге, здесь сбываются все желания. Сразу после этого восхождения на питерскую крышу Диана познакомилась со Светланой Сургановой. Так родилась группа «Ночные снайперы». Никому не известные девушки всего за два года покорили не только Питер, но и всю страну. Считается что эта крыша никогда не пустит на себя злых людей.

    Малый проспект Васильевского острова

    Анна Сумарокова живет в коммунальной квартире, расположенной на самом последнем этаже старого дома на Малом проспекте Васильевского острова. Поздно ночью она услышала в коридоре странные звуки и пошла посмотреть, что там происходит. Там она увидела небольшую полупрозрачную фигуру. Анна Сумарокова говорит, что эта фигура была похожа на 7-летнего мальчика, только он был весь черный – руки, ноги, лицо. Женщина испугалась и попыталась закрыть дверь. Но мальчик сунул руку между дверью и косяком. Анна хотела закричать, но не смогла издать ни звука. Тогда она из последних сил захлопнула дверь в коридор, и привидение осталось там.

    Анна так и не поняла, зачем к ней приходил черный мальчик. Исследователи говорят, что привидения в Петербурге – не редкость. Они считают, что это явление связано с массовой гибелью людей при строительстве города. Эти приведения приходят к нам чтобы предупредить нас, уберечь от бед. Или наоборот….

    Смоленское кладбище

    Одна из самых ужасающих легенд Смоленского кладбища (которую, кстати, многие ученые рассматривают не как легенду, а как исторический факт) - легенда о сорока заживо погребенных священниках. Вскоре после революции священников со всего города арестовали, привезли на Смоленское кладбище, выстроили на краю заранее вырытой огромной могилы и предложили либо отречься от веры, либо ложиться в землю заживо. Все священники предпочли мученическую смерть. Говорили, что еще в течение трех дней из могилы доносились стоны, а земля на этом месте шевелилась. Затем на могилу упал Божественный луч, и все затихло.

    Сейчас на Смоленку лучше идти ночью и в будние дни, Идти от входа в глубь кладбища, а потом резко на лево, там кладбище будет по спокойнее, может быть вы встретите даже пару готов… Но если же вы хотите максимум приключений, то главного входа поверните направо….

    Петропавловская крепость

    Половина домов современного Петербурга находится в аномальных зонах. Причем, 10% расположены в так называемых «гиблых местах». Об этом люди знали давно, поэтому существовал обычай тщательно проверять место перед началом строительства какого-либо здания. Использовался следующий метод: там, где собирались что-нибудь построить, подвешивали куски сырого мяса. Если оно загнивало, дом не строили.

    В Петербурге есть целые районы, которые построены на месте бывших языческих святилищ. Одним из таких мест является Петропавловская крепость.

    Павел Глоба, астролог: «Петропавловская крепость была построена на месте древнего языческого храма. Там совершались жертвоприношения. Существует легенда, что самое первое жертвоприношение здесь совершил Петр I. Также над этим местом кружились орлы. Петр считал их вестниками потусторонних миров, подкармливал и охранял. Он отдал приказ о строительстве Петропавловской крепости, только после того, когда орлы сделали два круга над этим местом».

    Канал Грибоедова

    Несколько лет назад коренная петербурженка Татьяна Сырченко, редактор питерской газеты «Аномалия», заблудилась в самом людном и оживленном месте Питера – у канала Грибоедова. Ей нужно было попасть с одного берега канала на другой, то есть всего-то пройти вдоль набережной – дело пяти минут. Она шла сначала в одну сторону, потом решила, что ей нужно в другую, потом снова пошла обратно. Татьяна очень-очень долго шагала по набережной и попадала в какие-то незнакомые места, но везде висели таблички «канал Грибоедова» - женщина вроде как держалась верного направления. Она так и не попала туда, куда ей нужно, и вернулась на исходную точку.

    Специалисты считают, что человек может легко заблудиться, если провалится в пространстве. Произойти это может где угодно, с кем угодно и когда угодно.

    Здание Двенадцати коллегий

    Жители Санкт-Петербурга часто недоумевают, почему здание Двенадцати коллегий было построено не вдоль набережной Невы, а перпендикулярно к ней. Ведь оно всегда обладало большой общественной значимостью и могло бы стать композиционным центром Университетской набережной. Существует легенда, объясняющая это странное расположение здания.

    Согласно этой легенде, Петр Первый, вынужденный уехать из строящегося Петербурга, поручил своему ближайшему помощнику, Александру Меншикову, наблюдать за ходом строительства Двенадцати коллегий. Ознакомившись с планом, Меншиков увидел, что здание, длиной почти в 400 метров, по замыслу архитектора должно ориентироваться фасадом на Неву. Он понял, что в этом случае на набережной, считавшейся наиболее фешенебельной частью города, не останется места для его собственного дворца. Меншиков не мог допустить этого. Он непременно хотел построить на набережной свой особняк, и возведение здания Двенадцати коллегий явно мешало его планам. Тогда он приказал построить Двенадцать коллегий не вдоль набережной, а перпендикулярно к ней, и на освободившемся месте заложил собственный дворец.

    Когда Петр Первый вернулся и увидел, как расположено здание Двенадцати коллегий, он был в ярости. Строительные работы находились уже в самом разгаре, и остановить их не представлялось возможным. В гневе Петр даже хотел казнить Меншикова, но потом передумал, и дело ограничилось крупным штрафом в государственную казну.

    Эта легенда о здании Двенадцати коллегий и его величественном соседе - дворце Меншикова у многих вызывает сомнения. Некоторые историки указывают на то, что фасад Двенадцати коллегий хотели ориентировать на центральную площадь города, но позднее планировка Петербурга была изменена, а здание уже было построено

    Михайловский замок

    Михайловский замок - одно из самых таинственных мест Петербурга. Он был построен по приказу императора Павла Первого, но Павел прожил в этом замке всего 40 дней, так как был убит собственными сподвижниками в своей спальне. В течение всей своей жизни Павел боялся покушений, и именно поэтому, отказавшись жить в официальной резиденции Российских монархов, Зимнем Дворце, хотел построить собственный, “безопасный” дворец, окруженный глубокими рвами. Однако это не помогло. После смерти Павла замок превратился в заброшенное и мрачное место, в котором до сих пор посетители видят странные тени и становятся свидетелями необъяснимых явлений.

    Одна из легенд Михайловского замка по-своему объясняет его необычный, несвойственный для Петербургской архитектуры цвет. По преданию, однажды Павел присутствовал на балу, где была и его будущая фаворитка - Анна Лопухина. Во время одного из танцев она обронила перчатку, и Павел, как истинный рыцарь, наклонился, чтобы поднять ее. Рассмотрев перчатку поближе, он удивился ее странному красно кирпичному цвету. Этот оттенок так понравился Императору, что он тут же отправил перчатку архитектору Михайловского замка и приказал взять ее цвет за образец.

    Замок не принес Павлу ни мира, ни счастья. Согласно преданиям, Император предчувствовал свою судьбу, и в последний вечер, выходя из-за стола после ужина, прошептал: “Чему быть, того не миновать”.

    После смерти Павла замок был заброшен: члены императорской семьи не желали жить в нем. До сегодняшнего дня Михайловский замок остается одним из самых загадочных мест в Петербурге, привлекая посетителей, которые надеются проникнуть в тайны этого места.

    Медный всадник

    Медный всадник, памятник, посвященный Петру Первому, стал одним из символов Санкт-Петербурга. С самого дня установки он стал предметом для множества мифов и легенд. Противники самого Петра и его реформ предупреждали, что памятник изображает “всадника Апокалипсиса”, несущего городу и всей России смерть и страдания. Сторонники Петра говорили, что монумент символизирует собой величие и славу Российской империи, и что Россия останется таковой, пока всадник не сойдет со своего пьедестала.

    Кстати, о пьедестале Медного всадника тоже ходят легенды. По замыслу скульптора Фальконе, он должен был быть выполнен в форме волны. Подходящий камень был найден неподалеку от поселка Лахта: якобы на камень указал местный юродивый. Некоторые историки находят возможным, что это - именно тот камень, на который не раз взбирался Петр в ходе Северной войны, дабы лучше видеть расположение войск.

    Слава о Медном всаднике разносилась далеко за пределами Петербурга. В одном из отдаленных поселений возникла своя версия возникновения памятника. Версия заключалась в том, что однажды Петр Первый развлекался тем, что перепрыгивал на своем коне с одного берега Невы на другой. В первый раз он воскликнул: “Все Божье и мое!”, и перепрыгнул через реку. Во второй раз повторил: “Все Божье и мое!”, и снова прыжок оказался удачным. Однако в третий раз император перепутал слова, и сказал: “Все мое и Божье!” В этот момент его настигла Божья кара: он окаменел и навечно остался памятником самому себе.

    Приведения, Призраки, Самоубийцы, Покойники…

    Одно из самых курьезных петербургских приведений появилось после Октября 1917 г. в Кунсткамере. По приказу императора там был выставлен скелет человека огромного роста. После Октябрьской революции некоторые экспонаты музея, в том числе и череп гигантского скелета, куда-то пропали. Смотрители музея стали шепотом рассказывать, что ночами по коридорам музея бродит этот самый призрак. Он ищет свой череп! С этим приведением неоднократно сталкивались многие работники Кун­сткамеры, в том числе и директор Рудольф Итс (ныне покойный).

    Однако кому-то, видимо, бродящий по ночам скелет действовал на нервы, и проблему решили довольно оригинальным способом: скелету предложили чужой череп. Призраку сей «сувенир» пришелся по вкусу, и он перестал блуждать по ночам.

    Свои привидения есть в Петропавловской крепости. Души пятерых декабристов, казненных летом 1826 г., тоже ведут себя беспокойно. Очевидцы рассказывают о стонах, доносящихся с места казни, и о неясных очертаниях пяти человеческих фигур.

    Еще один известный призрак Петербурга – призрак Петра Великого. По легенде, император сам выбрал то место, где будет стоять памятник. Во время одной из прогулок Павла I призрак Петра явился к нему в шляпе и плаще. Когда они подошли к Сенатской площади, Петр сказал: «Павел, прощай, но ты снова увидишь меня здесь».

    Больше всего призраков после себя оставила эпоха Павла I. Способствовало этому, видимо, то, что император и его ближайшее окружение были склонны к мистическому истолкованию любого события. И если призрак Петра I появляется в силу какой-либо общественной необходимости, то приведение Павла I материализуется в силу личных особенностей самого мистического и непредсказуемого императора. Вот уже сколько лет в Михайловском замке бродит его дух, до сих пор не нашедший покоя.

    В знаменитом доме на Гороховой обитает дух Распутина. Как утверждают обитатели дома, он не только никому не мешает, но и «следит за порядком в квартирах». И лишь иногда позволяет себе немного похулиганить.

    Одним из самых жутких питерских призраков прошлого является призрак Софьи Перовской. Раз в год, в марте, на крутом мостике Екатерининского канала появляются размытые очертания молодой женщины с белым платочком в руке, которым она подавала сигналы бомбометателям.

    И последний миф, про Самоубийц и покойников.

    Двухэтажный особняк в Песках считался среди окрестных жителей “Клубом самоубийц”. По ночам из его окон доносились стоны и похоронная музыка.

    Также нехорошей славой пользовался дом на Большой Дворянской улице. Говорили, что в нем собираются “замаскированные покойники” и при тусклом свете черепов, пустые глазницы которых горят неземным светом, играют в карты, притом окна, двери и ворота этого дома всегда закрыты.

    Малоохтинское кладбище

    Малоохтинское кладбище - последнее пристанище колдунов, алхимиков и самоубийц - издавна славилось дурной репутацией. Очевидцы утверждают, что здесь в белые ночи над могилами иногда можно увидеть медленно перемещающееся зеленоватое свечение. Многие в такую пору созерцали невесть откуда взявшийся молочно-белый туман, словно покрывалом окутывающий высокую траву, а в воздухе явственно ощущали запах ладана. Но, порой происходят тут и более таинственные, а порой даже страшные вещи.

    О Малоохтинском кладбище ходит много мифов и легенд. Существует интересная история о появлении первой кладбищенской рекламы. В 1898 году на ограде одной из могил появилась надпись: «На вечную память о Лукерье Сидоровой. Решетку вокруг могилы делал опечаленный муж покойной, кузнец, проживающий на Малой Охте и принимающий заказы на подобные работы. Беру дешево и работаю добросовестно». Подобную пиар-акцию со стороны безутешного супруга вошла в историю, ее с негодованием осудила «Петербургская газета» от 20 января 1898 года.

    Помимо таких маленьких любопытных фактов о Малоохтинском кладбище имеется еще несколько интересных, но непроверенных легенд. Например, ранее существовало мнение, что на нем хоронили не только старообрядцев, но и различных «лихих людей», вроде алхимиков и самоубийц, которых православная церковь запрещала для захоронения на святой земле. Рассказывали, что ночами там нередко слышатся страшные стоны, стук и скрежет и видны странные оптические явления в виде светящихся силуэтов и бело-голубых шаров.

    Говорят, что еще на одном питерском кладбище - Никольском, в начале 70-х годов жил монах Прокопий. Он якшался с нечистой силой и лечил страждущих снадобьями, приготовленными из порошка костей покойников да еще смешанными с какой-то мерзостью. Однажды, как утверждают близко знавшие знахаря, к нему явился дьявол и предложил сделку - эликсир бессмертия в обмен на душу монаха. Искушение было слишком велико для смертного, и Прокопий скрепил свой договор подписью. По соглашению, служитель культа должен был в ночь на Пасху привязать грешницу к кресту, выколоть ей глаза, отрезать язык, а стекающей кровью наполнить церковный кубок. Все это он и проделал с девицей легкого поведения, которую, не особо утруждаясь, подцепил у гостиницы "Москва". Вслед за этим Прокопию нужно было 666 раз проклясть Всевышнего и до восхода небесного светила осушить чашу с кровью. Но монах не успел - оранжевым светом вспыхнули лучи солнца. И смердящий труп знахаря, усеянный мириадами мелких копошащихся червей, обнаружили около чудовищно обезображенного тела путаны. Очевидцы клянутся, что правая нога старца стала кошачьей. После этого на кладбище стали встречать большого черного кота с седым подшерстком на нижней челюсти. Были случаи, когда он набрасывался на людей и пытался перегрызть горло ошарашенному от неожиданности человеку...

    Александро-Невская лавра

    Еще одно из самых мистических и загадочных мест Санкт-Петербурга - Александро-Невская лавра. Воздвигнутая в начале XVIII века на остатках древнего языческого святилища, она всегда была покрыта завесой таинственности. Опасно находиться в лавре в белые ночи. Здесь можно встретиться с представителями самых мрачных обиталищ потустороннего мираю

    Надо сказать, что среди коренных петербуржцев бытует немало легенд и поверий, связанных с лаврой. Рассказывают, что в белую ночь здесь можно столкнуться с призраком, которого окрестили "ПЬЯНЫМ могильщиком". Раскачиваясь, словно крепко набравшийся человек, он бродит в грязной хламиде от одной могилы к другой. Если на его пути встречается запоздалый прохожий, он просит угостить его водкой. Не дай бог, у несчастного не окажется спиртного: привидение тогда разрубает его лопатой пополам!

    Подробнее
  • Интересные факты о Санкт-Петербурге

    При строительстве деревянных судов в большом количестве использовали смолу. Смолы нужно было очень много. Поэтому, при Петре 1 в Петербурге появился Смоляной двор. Здесь готовили смолу для петербургских верфей. Смоляной двор был расположен за городской чертой – там где Нева делает крутой поворот прежде чем разбежаться на множество рукавов и протоков. Память о прошлом сохраняется и в нынешних названиях, которые впрочем совсем оторваны от своих исторических корней – Смольный проспект, Смольная набережная, Смольный монастырь, Смольный собор.

    В одном из своих указов Петр 1 повелевал: «Дабы при Санкт-Петербурхе и в окрестностях оного на морских и речных водах мог всякий ездить без страху, довольно судов наделать и всем безденежно раздавать». Для строительства частных судов и лодок в верховье Фонтанки напротив Летнего сада была возведена Партикулярная верфь. Применительно к нынешнему времени она располагалась на территории ограниченной улицей Пестеля, Соляным переулком и Гангутской улицей. Верфь была частной и невоенной, в отличие от Адмиралтейской. На последней, строились большие корабли для военно-морского флота, а на Партикулярной – частные суда и лодки. Интересным также является тот факт, что суда, построенные на верфи, жаловались в вечное и потомственное владение, с тем условием, чтобы владельцы содержали их в исправности, а по приходе в ветхость строили за свой счёт новые, таких же или больших, но отнюдь не меньших размеров. В списке, по которому раздавались суда, числились синод, сенат, Невский монастырь, адмиралтейская и иностранная коллегии, полицмейстерская канцелярия, а также частные лица — несколько архиереев, сенаторов и других важных сановников, и вместе с ними — корабельные мастера, лекари, иностранцы и даже дамы. Некоторые учреждения и частные лица получали по два и по три судна, а баронам Строгановым, князю А. М. Черкасскому и канцлеру графу Г. И. Головкину пожаловано было по четыре судна.

    В 1715 году Петр 1 повелел: «За большой Невой на Фонтанной реке по першпективе сделать мост». Через год мост был построен. Построили его рабочие батальона, которыми командовал инженер-полковник Аничков. Рядом с мостом поставили здание военного караула. Здесь проверяли документы у въезжающих в столицу. И хотя чертежей того моста не сохранилось, известно, что это был один из тех деревянных мостов, которые массово наводились в то время, а потому, скорее всего, его конструкции были обиты досками и разрисованы под каменные русты, чтобы придать сооружению «представительный» вид.

    Нынешний вид мост приобрёл в 1841-42 годах когда мост был перестроен и расширен. Три пролёта, перекрытых пологими сводами, выложили из кирпича, опоры моста и пролёты облицевали гранитом, появились чугунные перила с чередующимися парными изображениями морских коньков и русалок по рисунку берлинского архитектора Карла Шинкеля. Точно такие же перила уже были к тому времени в Берлине на Дворцовом мосту. Появились и гранитные пьедесталы для статуй, на которые воздвигли скульптуры «Укротители коней», заказанные скульптору П. К. Клодту для украшения Адмиралтейской набережной.

    Подробнее
  • Почему Петр I не назначил Санкт-Петербург столицей

    Петр Великий считал себя учителем своих подданных и старался научить их всему, чему учился сам. Чтобы прочнее прививалось хорошее, он нередко пускал в ход учительскую палку. Петр желал обучать русских людей, но не хотел их обидеть. И поэтому он так и не издал указа о переносе столицы из Москвы в Петербург. Он понимал, что это будет самая большая обида для всех слоев населения.

    Так Петербург при жизни Петра и не сделался столицей Российского государства. Хотя в любой книге о Петербурге можно прочитать о том, что в 1712 году Петр I перенес столицу из Москвы в Санкт-Петербург. Так и списывают авторы один с другого, как школьники, нет на них учительской палки!

    Москва – вечная столица

    Сразу после подписания Брестского договора 3 марта 1918 года было принято решение перенести столицу Советского государства из Петрограда в Москву, и 11 - 12 марта туда переезжает правительство.

    190 лет до этого, в 1728 году, Двор во главе с Петром II также переехал из Петербурга в Москву. Ни в 1728, ни в 1918 годах не были изданы указы о перенесении столицы. И, если в 1918 году положение в стране было критическое и было не до указов и забот о статусе покидаемой столицы, то в 1728 году таких вопросов даже не возникало – двор возвращался из города Санкт-Петербурха в царствующий город Москву – столицу Российскую.

    Для Петра II и его окружения - Долгоруких, Голицыных, Меншикова, Остермана и др. - разница между Москвой и Петербургом была очевидна. Москва была столица России, а Санкт-Петербург – главная Резиденция Российская.

    Петр Великий сам определил, что он строил на невских берегах. После Полтавской победы, поздравляя своего князя-кесаря Ромодановского, Петр писал: «Ныне уже без сумнения желание вашего величества еже резиденцию вам иметь в Петербурхе, совершилось через сей упадок конечной неприятеля».

    Глядя на Европу

    Первое заграничное путешествие Петра I, как известно, имело целью изучение науки мореплавания, однако от него не могли укрыться и особенности государственного устройства передовых государств Европы. А особенности эти были довольно оригинальны. Так, столица Голландии была в «славнейшем торговом городе на всем свете» Амстердаме, а резиденция штатгалтера и Генеральных штатов находилась в Гааге, которая, как и Амстердам, произвела на Петра большое впечатление. Разделение функций двух главных городов Голландии сохраняется и сегодня, оно закреплено конституцией страны.

    Аналогичная ситуация существовала и во Франции. Всего за 15 лет до приезда Великого посольства в Амстердам законодатель европейской моды Людовик XIV в 1682 году официально объявил Версаль резиденцией французских королей. Он потратил 21 год для того, чтобы преобразовать охотничий домик своего отца в грандиозный город-резиденцию – храм абсолютной власти, куда окончательно переехал со своим правительством и двором. При этом Париж оставался столицей Франции, и Людовик XIV не переставал его украшать: перестроил Лувр, построил великолепный храм Инвалидов, больницу Сальпитриер и обсерваторию, опоясал город кольцом триумфальных арок. Украшение столицы было для короля утверждением его величия, в то время как строительство Версаля было демонстрацией и политическим актом абсолютной власти. Построив свой город-резиденцию и переехав туда, он избавлялся от влияния Папы Римского, столичной черни и нарождающейся буржуазии. Это был неплохой пример для монархов, стремящихся к абсолютной власти. Абсолюция, кстати, в переводе с латинского значит освобождение.

    Петр I также стремился к освобождению. После смерти патриарха Адриана он отменил патриаршество в России, заменив его Синодом. Для строительства нового морского города и крепости было много причин, главные, конечно, - возможность держать здесь военный флот, вести торговлю с иностранными государствами и т.д. 

    Но была еще и возможность уйти из Москвы, где он, по выражению Пушкина, на каждом шагу встречал закоренелую старину. Поэтому совершенно естественным кажется решение Петра построить свой «парадиз», свою резиденцию.

    Не столица, а резиденция

    Не случайно на изданном при жизни Петра плане города Петербург называется «Russischen Haupt-Residenz und See Stadt». План этот неоднократно переиздавался в Англии, Голландии, Германии и других странах, так называемый «план Хоманна» предназначался для представления нового города в Европе. 

    На всех европейских языках Haupt-Residenz переводится как «Главная Резиденция», место пребывания главы государства и правительства, и европейцы прекрасно понимали разницу между столичным, царствующим городом и Главной Резиденцией.

    Город, в котором находится глава государства и его окружение, - это резиденция, и, если со временем в этом городе появляются общенациональные святыни, этот город становится достоянием не только правителя, но и народа, город получает освященное традициями и народными преданиями значение. В конце концов, столица уже принадлежит не правителю, а народу и, в большинстве случаев, церкви в лице ее иерархов, столицы охраняются могилами предков.

    В Петербурге при Петре строились храмы, первый собор стал строиться в крепости, но остальные были разбросаны по городу, не образуя сколько-нибудь значимых композиций, в 1707 г. строится Исаакиевская, в 1719-м – Троицкая, в 1713-м – Успенская, в 1710-м – Сампсониевская и другие, но все они размещались без какого-то умысла превращения города в духовную столицу России.

    В Москве еще со времен Ивана Калиты и митрополита Петра царская власть акцентировалась мощным храмовым сопровождением. Расположенные в Кремле Успенский и Архангельский соборы, церковь Ивана Лествичника (ныне колокольня Ивана Великого) создают устойчивую архитектурную и духовную конструкцию треугольника вокруг великокняжеского дворца.

    Петр повторять эту конструкцию в своем «парадизе» не хотел. Как абсолютный монарх и прагматик, он сумел так организовать свои отношения с официальной церковью, что это намного облегчило жизнь даже его преемникам. Пушкин приводит слова Наполеона, сказанные Александру: «Вы сами у себя поп, это совсем не так глупо». 

    Петра обладал и политическим чутьем. Хотя в самом начале строительства в письме Меншикову от 28 сентября 1704 года Петр называет новый город «столицей», больше он нигде и никогда не употреблял для Петербурга это определение. Может быть, на это повлияло то, что во время своих частых поездок по Европе, он более внимательно присматривался к тонкостям и особенностям государственного строительства и управления. Ближайший его союзник Август II, польский король и саксонский курфюрст в это время активно перестраивает свою резиденцию Цвингер в Дрездене. Увлечение строительством городов-резиденций охватило в это время Германию, Испанию и всю среднюю Европу. Княжеские резиденции строились в Мангейме и Карлсруэ.

    Петербург – резиденция российская

    Иностранные дипломаты с их профессиональной точностью формулировок никогда не затруднялись в определении статуса Москвы и Петербурга. Де Лави в отчете французскому Министерству иностранных дел писал: «Заставляя дворян производить крупные затраты на постройку домов в Петербурге, Петр I рассчитывает заинтересовать их в осуществлении своих планов не только при его жизни, но даже после его смерти, ибо существует опасение, что преемник Петра вновь перенесет резиденцию в Москву и вернется к старым порядкам». В донесении другого иностранного дипломата своему правительству, относящемуся ко времени празднования победы над шведами, то есть, уже в 1721 году, говорилось: «В видах предупреждения беспорядков и охранения спокойствия количество стражи в здешней резиденции удвоено…».

    Довольно странно на этом фоне выглядит в словаре В. И. Даля определение термина резиденция – столица, столичный город, местопребывание государя, правительства. Хотя, как еще он мог написать в 1882 г., когда Петербург уже был столицей Российской империи.

    Хотел ли Петр, чтобы Петербург стал столицей России в будущем? Очевидно, хотел и даже активно стремился к этому превращению. Для этого он построил Александро-Невскую Лавру, куда перевез из Владимира мощи Александра Невского. Один из уважаемых военачальников граф Б. П. Шереметев в завещании просил похоронить себя в Киево-Печерском монастыре. Однако у Петра были свои соображения, «отеческие гробы» ему нужны были в своем «парадизе», и после смерти тело Шереметева привезли и похоронили в Александро-Невском монастыре.

    Потеря Петербургом статуса «Резиденция Российская» при преемниках Петра создало множество неудобств. Екатерина II ощущала некоторую неловкость от фактического существования двух столиц в государстве – во всех документах использовалось понятие «обеих столиц». 

    Эта двойственность беспокоила императрицу, и не только ее, значительно позже А. С. Пушкин писал: «Две столицы не могут  в равной степени процветать в одном и том же государстве, как два сердца не существуют в теле человеческом».

    При Петре все было ясно и определенно. В статистическом сочинении обер-секретаря Сената Ивана Кириловича Кирилова, составлявшегося в конце царствования Петра I и законченного в феврале 1727 года, «Цветущее состояние всероссийского государства» функции двух главных городов разделены. Вот выдержки из этого сочинения с соблюдением орфографии: «Московская губерния. Москва сталица Российская. Санкт-Петербурхская губерния. В Санкт-Петербурхе в резиденции Российской».

    Превращение в столичный город

    После смерти Петра I Петербург еще некоторое время продолжал оставаться резиденцией, но уже с 1737 года  он стал на планах обозначаться столичным городом (ни у кого не поднималась рука написать «Столица Российская»). Статус «Резиденция Российская» был, очевидно, утерян окружением Анны Ивановны, для которой столица Москва оказалась небезопасным городом. Английский дипломат писал, что «двор на зиму (1731/32) года переберется в Петербург, так как фавориты надеются там избежать ежедневно раздающихся жалоб, находят и жизнь там менее опасной, чем здесь…». 

    В дальнейшем лица на Российском троне так быстро менялись, что всем было не до статуса Петербурга, тем более, что власть фактически принадлежала гвардии, которая родилась в Петербурге и для которой Петербург был на самом деле столичным городом (впрочем, никакого особого указа об объявлении Петербурга ни первой, ни второй столицей никогда не было).

    Что делать с брендом?

    Петербург не должен позволять себе называться второй столицей, северной столицей, культурной столицей и т.д. Все это вторичность. Петербург достоин репутации быть первым и единственным в своем роде, во всяком случае, в России. Бренд Петербурга предполагает некоторую консервативную эксцентричность, подобно Невскому проспекту, где рядом с классической колоннадой Казанского собора стоят легкомысленные представители в стиле модерн начала ХХ века: дом Елисеева и дом Зингера. 

    Действительно, Санкт-Петербург с 1712 года превратился в главную резиденцию Российскую и стал первейшим городом государства. Ни Москва, ни какой другой город не имели этого гордого статуса. И хотя статус единственной столицы Москва довольно легко вернула себе в 1918 году, то статус резиденции Петербург себе не вернул до сих пор.                       

     

    Марк ИЦКОВ, руководитель персональной архитектурной мастерской

     

    Подробнее

Последние статьи

Популярные

  • Убийство Кирова - последствия
    Убийство Кирова - последствия
    Как из Ленинграда в 30-е годы выселяли бывших царских чиновников, жандармов и полицейских Историк Лев Лурье - о том, как из...
  • Загадки убийства Кирова
    Загадки убийства Кирова
    1 декабря 1934 года, был застрелен член политбюро ЦК ВКП(б), партийный босс Ленинграда и области 48-летний Сергей Миронович...
  • МИФ ПЛОХОЙ ПОЧВЫ И СКВЕРНОГО КЛИМАТА
    Еще один классический миф — про плохой, вредный для человека климат Петербурга. Вообще-то достаточно посмотреть на...
  • Северная Пальмира и Пальмира изначальная
    Северная Пальмира и Пальмира изначальная
    Все в курсе, что Питер называют Северной Пальмирой. Мало кто знает, однако, что такое Пальмира изначальная. Был в Сирийской...
  • МИФ ОТСУТСТВИЯ ВЫБОРА
    Возникает, впрочем, естественнейший вопрос: если место это было такое гиблое и зяблое, почему же строительство велось именно на...