Интересно

  • Неожиданные факты про петербургские сады и парки

    Санкт-Петербург летом - романтика! Белые ночи, разводные мосты, пышущие зеленью сады и парки, в которых под тенью деревьев отдыхает молодежь, у кромки пруда гуляют влюбленные, а на траве резвятся дети.

    Однако многое про наши любимые парки и сады Петербурга мы не знаем...

    Крематорий в Парке Победы

    В большом Московском Парке Победы проводит свое время практически каждый житель Московского района. Летом тут чудесно: цветет сирень, цветут тюльпаны, на озере можно взять лодку напрокат, а территория парка настолько большая, что можно уединиться здесь своей компанией и остаться незамеченным ни для кого больше.

    Однако, так спокойно в парке было не всегда. В годы войны в парке стихийно возник крематорий – в стенах бывшего кирпичного завода. Предположительно, в этом крематории было сожжено более 600 тысяч тел. Крематорий не справлялся с работой, многих людей хоронили на ближайшей территории без кремации – на месте нынешнего парка.

    Отдавая дань памяти умершим, в 1995 году в парке был открыт мемориал "Ротонда", а в 2004 году - Аллея памяти, по которой в 40-е годы была тем путем, по которому двигались вагонетки с прахом погибших. Сейчас в парке также разбит храм-памятник.

    Плохая репутация Марсова поля

    Марсово поле - еще одно излюбленное место горожан в центре города. Отсюда открывается прекрасный вид на Спас-на-Крови, Петроградский остров и Неву. Однако статус райского оазиса посреди городской суеты у этого поля был не всегда.

    В эпоху царствования Петра I Марсово поле называлось Потешным и использовалось преимущественно как место для смотра войск и проведения праздников: на его территории разворачивались шумные народные гуляния, неотъемлемыми атрибутами которых были травля зверей, кулачные бои и фейерверки.

    При Екатерине II Потешное поле превратилось в Царский луг, затем - в Марсово поле, где проходили знаменитые парады. В 1917-м году на нем было решено произвести захоронения погибших во время Февральской революции петроградцев. Именно из-за этого до 1944-го года Марсово поле носило непривычное сейчас название – Площадь Жертв Революции.

    Так Марсово поле стало и центром городских гуляний, и местом для проведения торжественных парадов и маршей, и местом памяти жертв революции. Сейчас на Марсовом поле горит Вечный огонь, а днем он полон беззаботно отдыхающих горожан.

    Подземные ходы Летнего сада

    Летний сад - самый старый парк Санкт-Петербурга, детище Петра I. В 1924 году, после сильнейшего наводнения, в саду нашли вход в подземелье, по которому можно было попасть в большую, отделанную камнем комнату. Из комнаты шли две галереи - одна вела к Марсовому полю, а другая в противоположную сторону. Эти галереи перегораживали массивные решетки, и пройти по ним не удалось.

    Позже подземный ход засыпали. Во время одной из реставраций в ранние советские годы нечто подобное снова было обнаружено, но тогда это оказались остатки кирпичной кладки.В августе 1925 года подземный тоннель был заложен камнем и засыпан грунтом. Затем сад открыли для публики. Сейчас специалисты, изучающие подземные ходы Петербурга, обнаружить этот тоннель не могут.

     

    https://zen.yandex.ru/media/redactorispeterburga/neojidannye-fakty-pro-peterburgskie-sady-i-parki-60c1b8d1005aa22cd9673afd

     

    Подробнее
  • Необычная история и загадка памятника Петру I у Михайловского замка

    Речь в статье пойдёт об известной достопримечательности - памятнику Петру I на коне, у Михайловского замка. Модель памятника была произведена еще при жизни императора, одобрена им, но на всеобщее обозрение памятник попал спустя только 184 года.

    Здесь интересна и история памятника и сама скульптура. Казалось бы, памятник как памятник. Что в нём особенного?

    А вот кое что есть! Если внимательно посмотреть на ноги коня, то можно заметить, что одна из его ног - человеческая!

    Начнём с истории создания. В 1716 году, по приглашению Петра, в Санкт-Петербург прибыл скульптор и архитектор Бартоломео Карло Растрелли, специально для создания монумента Петра I.

    Больше двух лет он работал над изготовлением глиняной модели коня. А для создания точной копии лица императора Бартоломео Растрелли даже снял с его лица гипсовую маску. (С помощью этой маски потом был сделан восковой бюст царя, хранящийся сейчас в Эрмитаже.).

    Пётр был очень воодушевлен тем, что скоро сможет увидеть себя увековеченным на своём любимом коне. Но так уж сложилась судьба - ни при жизни Петра, ни при жизни создателя памятника, он не был установлен.

    Один раз, в 1719 году, Пётр посетил мастерскую Растрелли, и дал ему несколько советов, следуя которым итальянец отказался от своего первоначального замысла, и сделал скульптуру такую, какой её видел Пётр.

    После кончины царя в 1725 году его наследники забыли про памятник, забыли они и заплатить великому скульптору, плату из казны Карло-Бартоломео получил только через 9 лет, в 1734 году. Деньги заплатили, но большой памятник так и не отлили и не установили.

    Когда к власти пришла императрица Елизавета, она решила напомнить подданным, что она дочь Великого Петра, и приказала воздвигнуть памятник, маленькая модель которого до этого хранилась в амбаре. Отдать дочерний долг, так сказать.

    Императрица хотела установить его перед Зимним дворцом или у здания Двенадцати коллегий. Но осмотрев монумент, она пришла к выводу, что он не соответствует вкусам нынешнего времени, и его нужно доработать.

    Конечно же, это было поручено уже стареющему Растрелли. Лишнее, по мнению Елизаветы, с модели убрали, и в итоге памятник стал собой представлять только образ императора, без всяких аллегорий, которые так нравились Петру.

    В 1743 году, после одобрения модели Елизаветой Петровной, Бартоломео Карло приступает к изготовлению большой скульптуры. Работа над ней была почти завершена, но мастер неожиданно скончался 18 ноября 1744 года. Работа опять была приостановлена.

    Отливал памятник позже уже его сын - Франческо Бартоломео Растрелли в 1747 году. Но хоть монумент и был отлит из бронзы, установлен он почему-то всё равно не был, а ведь денег из казны за него было заплачено немало. Видимо всё-таки окончательный вариант памятника так и не понравился дочери Петра.

    Всё царствование Екатерины Великой он пролежал на набережной Невы у Исаакиевского моста, потому что когда Екатерина II увидела памятник, то сочла его недостойным великого монарха.

    После этого Растрелли - младший был отстранен от дел, а Екатерина заказала новый памятник Петру, вместо неудачного, по её мнению, труда обоих Растрелли.

    За новую работу над конным памятником Петру взялся французский скульптор Этьен Морис Фальконе, он изваял знаменитого на весь мир "Медного всадника", который был установлен в 1782 году с надписью "Петру I Екатерина II Лета 1782" на гром-камне скульптуры.

    А Пётр, работы Растрелли,  в этом же году был подарен Екатериной князю Потёмкину, который планировал отправить памятник на Украину, а точнее - в Тавриду (Крым), а потом поставил его под навес у Таврического дворца.

    Памятник итальянского скульптора Бартоломео-Карло Растрелли долгие годы хранился у князя Григория Потемкина. Памятник Екатерине Великой так и не понравился, поэтому и установлен ею не был.

    Только пришедший к власти император Павел I вспомнил про многострадальную статую прадеда и велел установить её в Кронштадте.

    Но спустя некоторое время Павел меняет свое решение и отдает приказ об установке памятника около своего Михайловского замка. В 1800 году монумент наконец был воздвигнут. Ему казалось, что так прадед сможет защитить внука. Но увы...

    Павел также приказал сделать на постаменте надпись, видимо скопированную у Екатерины, только без имён, коротко и ясно - "Прадеду Правнук 1800".

    Скульптура царя с конём стоит на мраморном постаменте, по обеим его сторонам украшения в виде бронзовых барельефов, рассказывающих историю двух сражений Северной войны. С одной стороны - Полтавская баталия, с другой - бой при Гангуте.

    На первом барельефе изображен Пётр, шпагой указывающий князю Меншикову на отступающих шведов.

    На втором барельефе запечатлена первая крупный морская баталия, выигранная Петром у мыса Гангут. В середине композиции сцена спасения моряка.

    В глаза бросается то, насколько отполированы выступающие части барельефов - копыта коней, нога Петра и пятка моряка. Считается, если подержаться за пятку моряка - не утонешь, а если потрогать ботфорт царя или копыто коня - к удаче.

    А вот на главную загадку так и нет точного ответа. Исторические документы не сохранились - что было не так с ногой коня, как и почему получилась у коня человеческая нога?

    Кто-то говорит, что это шутка скульптора Бартоломео. По другой версии - это маленькая месть, потому что автору памятника вовремя не заплатили. А может быть Пётр так относился к коню, что он для него был как друг и человек.

    Есть версия, что это нога жены скульптора, так он решил запечатлеть свою любовь к ней. А может быть просто - нога коня не удалась (неудачно отлили), но решили так и оставить - авось не заметят..

    Реалисты же говорят - это обман зрения, там копыто, а не туфелька, и нога конская. В общем, приезжайте в Питер, и сами всё увидите!

     

    Петербургский календарь

    https://zen.yandex.ru/media/id/5e80cc5e7efe4909b783cd2d/neobychnaia-istoriia-i-zagadka-pamiatnika-petru-i-u-mihailovskogo-zamka-60bb72f57f99d3334f2b38b6

     

    Подробнее
  • Легенды железной дороги «Санкт-Петербург – Москва»

    В России сегодня более 85 тыс. километров железных дорог. Любая из них дорога тому, кто по ней хоть раз совершал важное для себя путешествие. Но на роль «магистрали №1» по праву может претендовать дорога между двумя столицами. Хотя бы по праву старшинства. Это первая магистраль в России, поскольку открытая перед ней Царскосельская железная дорога была наполовину опытная, наполовину развлекательная.

    И, конечно, именно эта дорога породила вокруг себя столько легенд и домыслов, в которых интересно разобраться на досуге.

    1. Самая длинная прямая двупутная магистраль в Европе

    В 1837 году инженер Павел Петрович Мельников, автор проекта Санкт-Петербурго-Московской железной дороги отправляется в Европу, затем в США для изучения опыта строительства железных дорог.

    Главный вывод – экономически оправдано строить дорогу сразу двупутной и с минимальными уклонами и отклонениями от прямой. Несмотря на расходы, такая дорога быстрее окупается за счет больших скоростей и меньших расходов.

    В итоге при открытии 1 ноября 1851 года длина стального полотна составила 644 километра, что всего на 6 км длиннее абсолютно прямого пути. Так что магистраль «Москва-Петербург» до сих пор остается уникальной прямолинейной двухпутной дорогой.

    Между Бологое и Москвой трасса дороги далека от прямолинейности

    НО! До идиотизма с прямолинейностью, конечно, не доходили. Если незначительное отклонение от прямой несло существенную экономию, то трассу конечно, корректировали. Если внимательно на спутниковой карте рассмотреть трассировку магистрали, то она заметно петляет.

    2. Все станции строились по типовому проекту

    Всего на дороге было построено 34 станции. Станции делились на 4 класса. Станции первого класса – Малая Вишера, Бологое, Тверь – делят дорогу на четыре равные части и обладают однотипными станционными зданиями. Станции II класса – Любань, Окуловка, Спирово и Клин, – делят каждый из этих участков еще пополам. То же со станциями III и IV класса.

    Станции каждого класса действительно строились по одному проекту. Но станции разных классов заметно различались между собой. Автор проектов всех классов – Рудольф Желязевич.

    На концах дороги находились два вокзала, оба Николаевские – один в Петербурге на Знаменской площади, другой в Москве – на Каланчевской.

    Николаевский (ныне Лениградский) вокзал в Москве

    Оба похожи друг на друга, поскольку построены любимым архитектором Николая I Константином Андреевичем Тоном, учителем Желязевича. Правда, сейчас они похожи только фасадом, за ним скрываются совершенно разные вокзалы, как следствие многократных перестроек.

    3. Вокзал в Клину построили с ошибкой как по проекту станции 1-го класса

    Вот эта легенда до сих пор вызывает спор даже среди специалистов. Очень трудно представить, как в николаевские времена могли перепутать проекты. Все же у станций разных классов были разное назначение.

    Правда здесь в том, что клинский вокзал в отличие от других вокзалов 2-го класса (Любань, Спирово) построен размером в два раза больше и имеет закругления с двух сторон, как у вокзалов 1-го класса. И по длине Клинский вокзал равен вокзалам 1-го класса (Бологое, Тверь, Окуловка) – 115 метров.

    Однако если присмотреться, вокзалы 2-го класса были словно обрезанными наполовину вокзалами 2-го класса, возможно изначально предполагая возможность достройки до полного размера. Вот к примеру сравнение вокзалов 2-го класса - Любань и Клин. Видно, что и Любанский вокзал при необходимости можно поднять до 1-го класса по размерам.

    Скорее всего такая достройка вокзала произошла в 19-м или начале 20-го века и имела место.

    4. Про царский палец

    С решением строить железную дорогу по прямой связана еще одна легенда. Якобы император, устав слушать споры о том, как прокладывать дорогу – напрямую или через Новгород, - взяв линейку и карандаш, провел на карте прямой отрезок между двумя столицами. «И чтобы не отступать, а то повешу» - сказал император. Однако Николай случайно обвел собственный палец, и в районе Малой Вишеры появился изгиб. Повторять участь декабристов никто не хотел, и потому дрогу построили с «царским пальцем» - это видно на картах 20-го века.

    Еще на дореволюционных картах можно увидеть "царский палец"

    Такова легенда, на самом деле все не так. Дорогу действительно проложили по прямой. Но на пути оказалась маленькая речушка Веребье, образовавшая огромный овраг.

    Через него сначала проложили огромный деревянный мост, однако уклон оказался слишком большим для тяжелых составов, и через несколько лет решено было сделать обход. Только в 2001 году этот обход был устранен с помощью 500-метрового красавца-моста, и с тех пор дорога между Питером и Москвой стала на 6 км меньше.

    5. Дорога построена на костях

    «А по бокам-то все косточки русские…» - кто не знает эту строчку из стихотворения Некрасова.

    Действительно, условия труда рабочих были тяжелые. Дорога строилась по прямой, в Новгородской и Тверской тайге. Многие болезни были тогда неизлечимы, особенно в полевых условиях, поэтому действительно смертность была высокая. Случались и бунты. Населенные пункты возникали вокруг строившихся станций, при них кладбища. И сегодня несколько погостов можно увидеть из окна поезда.

    Интересно, что Некрасов был знаком с теми, кто имел к строительству дороги непосредственное отношение. Однако называемое им количество умерших – 5 тысяч человек, наверное, все-таки преувеличено. Но его знаменитое стихотворение про русскую чугунку было запрещено цензурой.

    6. Легенда о колее

    Рассказывают, что отдельные дебаты развернулись при выборе колеи для Санкт-Петербурго-Московской железной дороги. В Европе сложилась к тому времени колея в 1435 мм. Но в России выбор был сделан в пользу колеи шириной 5 футов (=1524 мм). На этот счет есть грубоватая легенда 16+.

    Николай I, мнивший себя рыцарем на троне, вошел в историю довольно скабрезными остротами.

    Якобы император Николай I наложил резолюцию на докладной записке: «... [зачем?] шире!». Так и взяли у нас колею почти на 10 см шире, чем сейчас в Европе!

    Однако на самом деле выбор был связан с возможностью создания более вместительных пассажирских и грузовых вагонов. В этом можно убедиться и сегодня, попутешествовав по европейским железным дорогам, где вагоны заметно компактнее.

    7. Одна из станций награждена орденом

    Да, действительно, редчайший случай в нашей истории, когда станция (а не город) награждена боевым орденом. Это станция Бологое-Московское. Свой Орден Отечественной войны I степени станция получила в 1985 году. Подвиг станции, а точнее ее работников – беспримерен.

    Станция, оставаясь в руках наших войск, подвергалась нещадным бомбежкам. Станционные работники – в основном молодые девушки и старые железнодорожники в тяжелейших условиях восстанавливали разрушенные пути, оперативно формировали составы.

    Бологое и сама похоже на орден

    Впрочем, и сама станция с прилегающими путями похожа на огромный орден. В ней сходится 5 стратегических направлений: на Москву, Санкт-Петербург, Полоцк, Рыбинск и Дно.

    8. Красная стрела – самый быстрый поезд СССР

    Почему-то в советское время часто скоростной поезд «ЭР-200» в разговорах называли «Красной стрелой». На самом деле – это разные поезда. ЭР-200 – в самом деле был самым быстрым поездом, курсировавшим между Москвой и Санкт-Петербургом с 1984 по 2009 год.

    А «Красная стрела» как и сегодня была фирменным поездом, перевозившим пассажиров по ночам. Время в пути – 8 часов.

    Правда, при запуске, действительно, «Красная стрела» совершила рекорд скорости, домчавшись из одной столицы в другую за 9 часов 45 минут, примерно в полтора раза быстрее, чем средний поезд того времени.

    9. Направление железной дороги считается от Санкт-Петербурга до Москвы

    В самом деле, еще с открытия сохранился отсчет направления «магистрали №1» от Петербурга в Москву. Даже после переезда столицы в 1918 году. Все же железнодорожники достаточно консервативны.

    Поезда из Петербурга на Москву имеют нечетные номера

    Свидетельств необычному отсчету направления два. Во-первых, километраж на этой дороге отсчитывается и сегодня от Санкт-Петербурга. Во-вторых, нумерация поездов. Первый номер пары соответствует направлению на Москву, второй номер пары – от Москвы (например, Красная стрела - №1/2 или один из «Сапсанов» №777/778). По остальным направлениям, первый номер пары поездов всегда от Москвы.

    10. Бологое находится точно посредине «между Ленинградом и Москвой»

    Факт нахождение этой станции на равном расстоянии между столицами, породил немало песен, шуток и даже анекдотов. В самом деле, поскольку как станция первого класса, она геометрически оказалась на середине магистрали. Здесь проходила и граница между двумя дирекциями строительства – Северной и Южной.

    Но если быть точным – Бологое находится ближе к Санкт-Петербургу на 12 км. Опять же до идиотизма даже при Николае I никогда не доходили.

     

    Музей Оранэлы

    https://zen.yandex.ru/media/oranela/legendy-jd-sanktpeterburg--moskva-chto-pravda-a-chto-vriad-li-60f30428a7eab75c27ea3213

     

    Подробнее
  • Тайны Спаса на Крови

    140 лет назад (в 1881 году) в Петербурге народовольцами был смертельно ранен российский император Александр II Освободитель. На месте теракта сразу же заложили часовню – временную. А через 2 года начали строить храм, известный как Спас на Крови.

    Девятикупольный красавец, один из самых загадочных питерских храмов, стоит на набережной канала Грибоедова, образуя вокруг себя одно из прекраснейших мест города. Спас в его названии – от Христа Спасителя, а «на крови» – в память об императоре Александре II.

    Этот храм – одно из самых популярных туристических мест в мире. Александр III, сын убитого императора, сразу задумал, что это будет мемориал отцу, и распорядился собрать пожертвования на храм со всей России – как искупление за мученическую смерть царя. Внутри храма можно увидеть место, где было совершено убийство: справа, у самого входа, где под каменным куполом находится огороженный фрагмент бывшей Екатерининской набережной (канал Грибоедова раньше назывался Екатерининским). Именно там народоволец Игнатий Гриневицкий бросил бомбу под колеса кареты императора. Пять раз до этого его пытались убить, и шестая попытка оказалась удачной. Строительство длилось 24 года, собор был освящен лишь 19 августа 1907 года.

    Мозаика

    Создатели Спаса на Крови отказались от традиционной храмовой росписи ввиду холода и вечной питерской всеразрушающей сырости. Весь храм внутри и снаружи украшен чудесными мозаиками. Над ними работали Васнецов, Нестеров, Рябушкин, Беляев и другие мастера Академии художеств. Богатейшая коллекция самоцветов, полудрагоценных камней и специальной ювелирной эмали довершала уникальное убранство храма. К сожалению, самоцветы, изначально входившие в декор, утрачены.

    Призрак

    Возможно, именно место убийства породило легенды и мифы, которые связаны со Спасом на Крови. Сразу после его освящения пошел слух, что под сводами храма время от времени раздаются стоны убитого императора. Многие питерцы верят, что это оттого, что к императору приходит призрак Софьи Перовской. Силуэт девушки со шрамом на шее и белым платком в руке вдруг возникает на мостике через Грибоедовский канал. Взмахом этого платка Перовская дала сигнал бомбометателям 1 марта 1881 года. А через полтора месяца она в числе других народовольцев-заговорщиков была повешена на плацу Семеновского полка.

    Числа и кресты

    Даже в пропорциях строения есть символизм. Центральный купол возвышается над землей на 81 метр, как и год гибели царя – 1881. Еще один купол имеет в высоту 63 мeтра – столько лет было Александру II, когда его убили. Ну и наконец, крест колокольни венчает маленькая позолоченная царская корона. Старые петербуржцы верят в то, что одна из икон храма заключает в себе знание о прошлом и будущем нашей страны. Они говорят, что если смотреть на икону долго и не отрывая взгляд, то можно обнаружить там даты ключевых событий нашей истории – Октябрьской революции, Великой Отечественной войны, смерти Сталина. Есть еще какие-то числа, но они нечеткие и относятся к будущему, становясь все отчетливее с приближением новой трагической даты. На внешнем цоколе храма можно насчитать двадцать красных гранитных табличек с описанием главных деяний царя-мученика.

    Спас как храм был закрыт с 1930 года. Стал использоваться как склад. Там также устроили дробильную мастерскую для получения гранитной крошки. Как раз тогда самоцветы, эмаль и многое другое из декора и было утрачено. Но сам храм сохранился. Легенда гласит, что, когда с закрытого храма сняли колокола, прихожане, опасаясь, что и храмовые кресты пойдут на переплавку, ночью тайно сняли их и погрузили на дно канала, то есть совсем недалеко от храма. И уже после реставрации нашелся человек, который рассказал, где нужно искать кресты. Канал прочесали водолазы, кресты были найдены и снова водружены на купола Спаса.

    Спас на картошке

    Еще в народе живет поверье, что собор нельзя разрушить. В конце 1930-х годов советская власть постановила, что храм не несет никакой ценности, и распорядилась его взорвать. В стенах выдолбили ниши для взрывчатки и уже частично ее успели заложить, но началась война. Взрывчатку вытащили для военных целей, а о храме забыли. Ну как забыли – просто приспособили под районный морг, куда свозили тела блокадных ленинградцев. Когда блокада наконец была прорвана, а тела захоронены, то Спас на Крови приспособили под картофелехранилище. Храм так и называли – «Спас на картошке», причем почти нежно, потому что храмовая картошка спасала от голода тех, кто выжил в блокаду. И что поразительно – в храм во время войны не попала ни одна бомба. Однажды, правда, один немецкий фугасный снаряд угодил в главный купол храма, но каким-то чудом он не разорвался. 240-миллиметровый снаряд весом 150 кг пролежал под куполом никем не замеченный целых 20 лет. Уникальную операцию по его обезвреживанию провела бригада из шести смельчаков под руководством бывшего пиротехника Виктора Демидова. Это были реставраторы-верхолазы и бывшие саперы. В октябре 1961 года они, рискуя жизнью, очень осторожно извлекли снаряд из перекрытия лебедкой, спустили на землю, потом вывезли из города и взорвали в районе Пулковских высот.

    Падение советской власти

    После войны в соборе было хранилище декораций Малого оперного театра (сегодня это Михайловский). В какой-то момент декорации загорелись, и в пожаре погибла большая часть уцелевшей от 30-х уникальной мозаики. Почти полностью был разрушен уникальный пол, инкрустированный итальянским мрамором.

    Во времена Хрущева Спас на Крови снова решили сровнять с землей, планируя проложить на его месте магистраль. Но снова отступились.

    В 1972 году началась глобальная реставрация Спаса на Крови, которая шла целых 25 лет. Храм был обнесен строительными лесами, и ленинградцы злословили, что леса будут стоять, пока стоит советская власть, а как только их снимут, так советская власть пойдет прахом. У Розенбаума даже песня была: «Хочу открыть Михайлов замок для людей, хочу придать домам знакомый с детства вид, мечтаю снять леса со Спаса на Крови».

    И ведь шутки шутками, а леса убрали в 1991-м, незадолго до августовского путча.

    В 1997 году основные реставрационные работы были завершены. Спас на Крови открылся для посетителей ровно в тот день, когда исполнилось 90 лет со дня его первого освящения – 19 августа 1997 года.

     

    Материал вышел в издании «Собеседник+» №06-2021 под заголовком «Тайны Спаса на Крови»

    https://sobesednik.ru/obshchestvo/20210704-tainy-spasa-na-krovi?utm_referrer=https%3A%2F%2Fzen.yandex.com

     

    Подробнее
  • Смерть Николая Первого

    Покойный Государь постоянно носил шерстяные носки; на свадьбу дочери графа Клейнмихеля, боясь, что будет жарко, надел нитяные, вследствие чего и простудился. Несмотря на то, его величество ежедневно выезжал, и хотя чувствовал внутренний холод, не принимал никаких лекарств. Болезнь усиливалась; но, не взирая на это, в субботу он был в Михайловском манеже, где провожал гвардии маршевые батальоны, идущие в поход; между прочим, распек смотрителя за то, что манеж не топлен, тогда как было там тепло.

    За трое суток до кончины, Государь потребовал военного министра; но ему доложили, что кн. Долгорукий болен и не выезжает. Его Величество велел подать сани и сам поехал к нему. Возвратясь во дворец, он почувствовал себя так нехорошо, что слег, но продолжал заниматься государственными делами и слушал доклады Наследника.

    В четверг, в 3 ч. утра, Наследник и Константин Николаевич, уже знали о безнадежности положения Государя и предварили Императрицу. Она пришла и просила царя исповедоваться и причаститься, говоря, что это ему поможет, и что ей этого хочется. - Разве мне так худо? - спросил Государь, и велел позвать доктора, которого спросил по-латыни. Мандт отвечал, склонив голову. - А, - сказал Император, - решительная минута наступила. Исполнил долг христианина твердо и спокойно.

    Ночью велел он позвать Наследника, с которым беседовал несколько часов. В 6 часов утра позвал Наследницу, которая была в ближайшей комнате, и просил обоих окружать мать теми же вниманиями, какими сам окружал ее, прибавив: «Я хочу, чтобы она жила, она должна жить!» Потом спросил: - А где ж она? Императрицу привели, она склонилась к нему. Он целовал ее и сказал: - Полно плакать! Я этого не хочу! Я хочу, чтоб ты жила, жила, жила непременно. Живи памятью моей любви! А прочти Отче Наш! Она стала читать и когда дошла до слов: «Да будет воля Твоя», он остановил ее и громко и твердо сказал: «И ныне, и присно, и вовеки веков!»

    Потом велел дать знать по телеграфу в Москву, Киев и Варшаву: Государь кончается. Когда донесли ему, что повеление исполнено, он сказал Наследнику: «А когда все будет кончено, то, Александр, сию минуту вели изменить слова, чтоб телеграф сказал: - Государь скончался, царствует Александр II. Он продолжал: «Обычай требует, чтобы тело императора было выставлено для народа шесть недель; но теперь не то время, чтобы заниматься тебе этими церемониями, и потому употребляю последние звуки моего голоса, Саша, чтобы просить тебя и приказать, как отец и император, исполнить последнюю мою волю: неделю тело мое пусть стоит здесь, и еще неделю в крепости, и довольно. Я хочу, чтобы траур по мне носили самый короткий срок, как только допустит приличие».

    Царь прощался со всем своим семейством и велел принести даже Веру Константиновну. В каждом слове его было слышно его теплое любящее сердце. Потом он спросил с улыбкой: «А где же завтрашний или даже сегодняшний Цесаревич Nix?» Малютка подошел к умирающему, стал на колени у низкой походной железной кровати с кожаным тюфяком, на котором скончался Царь. Его Величество, положив руку на голову ребенка, сказал: «Смотри, Коля, будь послушен твоему отцу и твоей матери, как отец твой был послушен нам с бабушкой; кроме радостей я и она от твоего отца ничего не видали; смотри, Коля, помни это, что дедушка за тобою и оттуда будет смотреть» (показал на небо). Маленький великий князь плакал и целовал руки. Государь усилился, чтобы притянуть его к себе и сказать: «Слушай по-военному, слушай команду, полно плакать. Ну, целуй меня!» Но у самого слезы текли ручьями. Потом он сказал: «Мне хорошо, мне прекрасно, мне отрадно, мне сладко, желаю всякому того же».

    Государь прощался со всей своей приближенной прислугой, даже с кучером своим Яковом, который страшно ревел. Царь приказал ему не плакать, обещая, что Наследник его не оставит. Вспомнил об одном камер-лакее, которого когда-то ударил и, приказав позвать его, сказал ему: «Я тебя обидел раз - помнишь ли? Я ударил тебя. Прости меня, братец, за мою невоздержность». Лакей рыдая целовал ноги Царя. Все плакали.

    Кто-то доложил умирающему, что Варвара Аркадьевна Нелидова желала бы иметь счастье проститься с ним. Он отказал. (После кончины - нынешний Государь был у нее и беседовал более часу). Но все это утомило его, он стал беспокоиться; несколько успокоительных капель облегчили его. Императрица сказала ему: - Хочешь ли, я прочту тебе письма сыновей из Севастополя? (Духовник Бажанов читал в это время отходную). - Нет, благодарю, мой друг! Ведь я уже не принадлежу земному. Перекрестился, затих и угас совершенно, 18-го февраля 1855 года, в 12 ч. 20 м. пополудни.

    П. И. Щукин «Сборник, 5 кн.», архив Мухановских бумаг

     

    https://zen.yandex.ru/media/librapress/smert-gosudaria-imperatora-nikolaia-pavlovicha-60cc5c5fc79dfd4b40fbefc1

     

    Подробнее

Последние статьи

Популярные